Спросить
Войти

Энтузиаст заповедного дела Феликс Робертович штильмарк

Автор: указан в статье

Из истории науки

Вестник ДВО РАН. 2017. № 2

УДК 634.0.15

Б.А. ВОРОНОВ, С.Д. ШЛОТГАУЭР

Энтузиаст заповедного дела Феликс Робертович Штильмарк

Детство и молодость крупнейшего специалиста по заповедному делу Феликса Робертовича Штильмарка совпали со сложным периодом в истории нашей страны: Великая Отечественная война, репрессии, разруха, голод. Оставшись без родителей, подросток брался за любую работу, чтобы только выжить. В 1948 г. ему удалось устроиться лаборантом в Институт леса (г. Москва). Работая на базе Теллер-мановского лесничества (Воронежская область), созданного по инициативе академика В.Н. Сукачёва, Ф.Р. Штильмарк получил глубокие знания о биогеоценозе. Общение в институте с учеными мирового масштаба зарядили будущего ученого мощной энергетикой, которая не раз помогала ему преодолевать трудные жизненные ситуации.

Арест отца по 58-й статье создал для Феликса проблемы с устройством на работу и поступлением в престижные учебные заведения. В 1951 г. Феликс Робертович экстерном сдал экзамены за курс средней школы, получил аттестат и поступил в Московский пушно-меховой институт на зве-роохотоведческий факультет. Пройдя преддипломную практику в Иркутской области, он в 1956 г. получил диплом о высшем образовании. Двумя годами ранее пушно-меховой институт был ликвидирован, и последние его выпускники дипломные работы защищали на базе Московской ветеринарной академии. Далее началась полевая жизнь в охотничьих хозяйствах, нередко в качестве егеря или лаборанта.

Наступили 60-е годы, заповедная система в стране обновлялась и расширялась. По инициативе председателя президиума Дальневосточного филиала Сибирского отделения АН СССР чл.-корр. А.С. Хоментовского в Приамурье было создано несколько заповедников. По его приглашению Штильмарк в феврале 1964 г. переезжает на Дальний

ВОРОНОВ Борис Александрович - член-корреспондент РАН, директор, *ШЛОТГАУЭР Светлана Дмитриевна -доктор биологических наук, заведующая лабораторией (Институт водных и экологических проблем ДВО РАН, Хабаровск). *Е-таП: saxifraga@ivep.as.khb.ru

Феликс Робертович Штильмарк (1931-2005). Здесь и далее фото из архива Ф.Р. Штильмарка

Восток и становится заместителем директора по научной работе вновь созданного Комсомольского-на-Амуре заповедника. Так началась активная деятельность Штильмарка в заповедном Приамурье. Здесь он собирает материал о лесных и горных обитателях Си-хотэ-Алиня и долины Амура, путешествует по заповедникам Приморья, включается в создание филиала Комсомольского заповедника в долине р. Гур (Хунгари). В начале лета 1966 г. Штильмарк успешно защищает кандидатскую диссертацию на тему «Инвентаризация фауны наземных позвоночных Комсомольского заповедника и прилежащих территорий». В центральных и региональных изданиях появляются новые научные работы Штильмарка о распространении и экологии птиц и мышевидных грызунов Нижнего Приамурья. Не решается у молодого ученого только жилищная проблема. В 1968 г. Феликс Робертович принимает нелегкое решение о возвращении в столицу, где у его семьи было жилье.

Рассматривая заповедную систему России как национальную идею, завещанную предками и многими поколениями отечественных ученых, Феликс Робертович считал, что заповедные земли должны быть неприкосновенными: «Помни праотцов - заповедного не тронь!». Альтернативой заповедникам он признавал парки разных уровней, которым придавал более значимую и даже главенствующую роль среди особо охраняемых природных территорий (ООПТ). Парки создаются для общения населения с природой. Они предназначены для ознакомления с уникальными ландшафтами, объектами растительного и животного мира, для нравственного и экологического воспитания подрастающих поколений [5].

Ф.Р. Штильмарк категорически противился переносу экопросветительского опыта американских национальных парков на наши заповедники. Свою позицию он объяснял так: «Есть принципиальная разница в отношении законопослушного населения Америки и нашей страны. Первые привыкли к праздному отдыху, поглощая массу съестного и любуясь пейзажами (часто из автомобиля), а наш деятельный народ без удочки, короба и даже ружья в заповедные места вряд ли ступит. У наших народов разное отношение и к природе, и к действующим законам. Самое же главное заключается в том, что заповедники России стоят не ниже, а намного выше зарубежных ООПТ, являясь образцами для некоторых из них» [6, с. 383].

Ф.Р. Штильмарк (слева) и первый директор Комсомольского заповедника И.М. Власов. 1964 г.

Отрицая целесообразность экотуризма в заповедниках, Феликс Робертович считал вполне допустимым на этих территориях охотничье-рыболовный туризм при условии его строгой регламентации (на наш взгляд, для заповедников это неприемлемо). Как биолог-охотовед он отстаивал его безусловную экологичность в заповедниках [5].

Будучи экологом, хорошо знающим законы природы, Штильмарк был убежден, что любые виды туризма влияют на состояние заповедников. Создание экологических троп, дорожек для терренкура, строительство и эксплуатация парковок, кемпингов и т.д., даже если они находятся не в самом заповедника, а в хозяйственной зоне, приводят к изменению видового состава флоры заповедника. Посещая заповедную территорию, туристы на обуви и одежде заносят семена сорных растений, вследствие чего ускоряется процесс внедрения адвентивных представителей в естественные сообщества.

Синантропизация растительного покрова способствует внедрению и акклиматизации растений из других регионов. Так, на прежнюю территорию Комсомольского-на-Амуре заповедника в воскресные дни через Пиваньскую пристань переправлялось от 4 до 6 тыс. жителей г. Комсомольск-на-Амуре. В результате в охранную зону резервата проникло много чужеродных видов растений и общее их количество достигло почти 11 % всей местной флоры [4]. Антропогенный пресс на природу был так силен, что встал вопрос о переносе заповедника в бассейн р. Горин. В Большехехцирском заповеднике, расположенном в окрестностях Хабаровска, А.Б. Мельникова [2] среди сосудистых растений обнаружила 10 % заносных видов. В удаленном от крупных промышленных центров Байкальском государственном заповеднике отмечено 6,8 % таких видов растений [1]. Процесс синантро-пизации Штильмарк рассматривал как один из видов биологического загрязнения, ученый предостерегал и об изменении направленности зоогенных сукцессий в лесах ООПТ.

Не всем биологам было понятно критическое отношение Феликса Робертовича к изданию и переизданию Красных книг разных уровней. Свою позицию он обосновывал тем, что типографские издания с красивыми иллюстрациями и картами становятся пособиями для браконьеров. С этим можно поспорить, так как Красные книги выходят малыми тиражами и в массовую продажу не поступают. Важно, чтобы они дошли до воспитателей дошкольных учреждений, учителей школ и преподавателей средних и высших учебных заведений, которые могли бы передать подрастающему поколению информацию о природных сокровищах и редкостях своей местности и страны.

Огромной заслугой Феликса Робертовича перед наукой можно считать поиск им сведений о биологах, погибших в годы репрессий. Поведать о них было некому: близкие родственники сосланы, погибли в годы репрессий или умерли позже, научные труды, коллекции, рукописи были уничтожены. По крупицам собирая в архивах и материалах следствий нужные сведения, Штильмарк публиковал в журнале «Охотничьи просторы» краткие очерки о том, в каких муках рождались теория и практика заповедного дела. Он писал о В.И. Белоусове - основателе Саяно-Шушенского и Кызылсуйского заповедников и нескольких биостанций, арестованном в феврале 1938 г. Содержался в минусинской тюрьме, после интенсивных допросов «сознался» в создании контрреволюционной организации и спустя несколько месяцев был расстрелян. Реабилитирован 16 августа 1960 г.

Ф.Р. Штильмарк определяет контуры заповедника «Брянский лес». 1986 г.

«за отсутствием состава преступления». Штильмарк вытащил из забвения имя Х.Г. Шапошникова - создателя Кавказского заповедника (ныне биосферного), автора двух монографий, собирателя огромной коллекции вредителей леса. В честь этого исследователя были названы новые виды. В ноябре 1938 г. был арестован по обвинению «в участии в контрреволюционной эсеровской организации», приговорен к расстрелу, реабилитирован в 1956 г. Благодаря Штильмарку наши современники узнали и о биологе, профессоре

B.В. Станчинском, который был организатором Смоленского университета, заведующим кафедрой зоологии этого университета, автором новых направлений в экологии и биоценологии. Репрессирован, умер в вологодской тюрьме.

Оценивая вклад Феликса Робертовича Штильмарка в теорию и практику заповедного дела, необходимо помнить, что он был одним из видных историографов заповедной системы, по вехам воссоздавшим историю заповедников России. Он внес существенный вклад в теорию развития ООПТ, свято храня принцип неприкосновенности заповедных земель, завещанный нам всемирно известным почвоведом профессором В.В. Докучаевым [3].

Штильмарк активно реализовывал перспективный план по созданию в СССР сети резерватов, разработанный академиком Е.М. Лавренко и его соратниками В.Г. Гептнером,

C.В. Кириковым и А.Н. Формозовым, участвовал в корректировке этого плана, проектировал и обследовал десятки заповедников от Таймыра до Алтая, от степей юга России до тайги Дальнего Востока.

В 1975 и 1977 гг. он приезжал в Хабаровск с предложениями о создании на востоке страны новых особо охраняемых природных территорий. Хорошо зная наш регион, его природные особенности, уникальность биотических комплексов и их уязвимость перед человеческой деятельностью, он убедительно доказывал на заседаниях рабочих групп в Хабаровском крайисполкоме необходимость создания оптимальной сети ООПТ в качестве упреждающей меры по сохранению наиболее ценных и функционально значимых природных участков. При этом действовал ненавязчиво, но очень аргументированно, так что оппонентам трудно было что-то возразить. Все, что он предлагал, предварительно обсуждалось с коллегами, специалистами, серьезно осмысливалось и, что называется, пропускалось через себя. Наверное, поэтому Штильмарк и был столь убедителен.

Как опытный натуралист, ученый и писатель, Феликс Робертович вел титаническую работу по экологическому просвещению населения. Его статьи и заметки в журналах «Природа», «Вокруг света», «На суше и на море», «Земля и люди», «Охотничьи просторы», «Охота и охотничье хозяйство» были востребованы самой широкой аудиторией страны. Студенты вузов Приамурья зачитывались его заметками в «Тихоокеанской звезде» и «Дальневосточном комсомольце».

Конечно, сотни прижизненных публикаций и посмертное издание «Избранных трудов» - это во многом заслуга и Надежды Константиновны Носковой, верного соратника, жены и друга. Сама она скромно оценивает свою роль

Научный руководитель проекта Ф.Р. Штильмарк на полевых работах по проектированию заповедника «Малая Сосьва». 1970 г.

в сохранении памяти о Феликсе Робертовиче. В одном из писем нам, бывшим коллегам Штильмарка, Надежда Константиновна писала: «Работа с материалами Феликса Робертовича - это продолжение нашего общего с ним дела, в котором он был главный, а я - на подхвате. Прошедший год можно было назвать его годом: я получила десятки приглашений на конференции, совещания, разные сборища по поводу его 85-летия и поняла, насколько существенна личность человеческая, именно его человеческие качества. Работать с его материалами мне было вовсе не трудно: у него все было так аккуратно, так предусмотрительно, что все шло как-то своим чередом, и, главное, помогло мне выжить после его внезапной кончины. Все его охотничьи дневники постепенно издали в альманахе «Охотничьи просторы», полную опись его научной библиотеки забрала у меня государственная библиотека г. Югра (Ханты-Мансийский округ), выделили там отдельный зал, теперь он открыт как частная библиотека Ф.Р. Штильмарка. В нашем маленьком издательстве «Эра», где издаются «Охотничьи просторы», готовят к переизданию его «Таежные дали» в серии «Охотничья литература XX века».

Хотя Ф.Р. Штильмарк прожил не очень долгую жизнь, она до предела была насыщена событиями, встречами, а главное - работой. По натуре своей он был человеком непростым, а иногда и сложным в общении. Все, что бы он ни делал или о чем бы ни судил, казалось ему вполне определенным, нередко просто истиной в последней инстанции. Наверное, потому что практически все его суждения были глубоко осмысленны. Однако умел понимать и принимать, хотя и не всегда с охотой, другую точку зрения, с интересом выслушивал аргументы своих оппонентов. Спорить с Штильмарком, по существу, было и полезно, и интересно, поскольку из общения с ним всегда можно было почерпнуть много нового и своеобразного. В памяти своих коллег Ф.Р. Штильмарк остался человеком сильной воли, обладающим прозорливостью и умением подчинять свою жизнь работе ради прогресса в заповедном деле.

Литература

1. Малышев Л.И. Изменения флор земного шара под влиянием антропогенного давления // Биол. науки. 1981. № 3. С. 5-20.
2. Мельникова А.Б. Сосудистые растения Большехехцирского заповедника. М., 2002. 92 с. (Флора и фауна заповедников; вып. 52).
3. Реймерс Н.Ф., Штильмарк Ф.Р. Особо охраняемые природные территории. М.: Мысль, 1978. 295 с.
4. Шлотгауэр С.Д. Растительный покров Комсомольского-на-Амуре государственного заповедника // Вопр. географии Дальнего Востока. 1972. Вып. 107. С. 106-168.
5. Штильмарк Ф.Р. Заповедное дело России: теория, практика, история. Избр. тр. М.: Тов-во науч. изданий КМК, 2014. 511 с.
6. Штильмарк Ф.Р. Отчет о прожитом (записки эколога-охотоведа). М.: Логата, 2006. 528 с.
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов