Спросить
Войти

Конфессиональный фактор в процессах этнокультурной интеграции аграрных переселенцев Западной Сибири в конце XIX - Первой трети XX в

Автор: указан в статье

https://doi.orq/10.30853/manuscript.2018-6.11

Коровушкин Дмитрий Георгиевич

КОНФЕССИОНАЛЬНЫЙ ФАКТОР В ПРОЦЕССАХ ЭТНОКУЛЬТУРНОЙ ИНТЕГРАЦИИ АГРАРНЫХ ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ В КОНЦЕ XIX - ПЕРВОЙ ТРЕТИ XX В.

В статье исследуется влияние конфессионального фактора на процессы этнокультурной адаптации и интеграции аграрных переселенцев из Европейской части России, водворявшихся в многонациональной среде Азиатской России. На основе массового историко-статистического материала рассматривается влияние миграционных потоков, в первую очередь аграрных, на формирование этнической и конфессиональной структур населения Западной Сибири в исторической динамике. Показаны роль и место основных церквей Российской империи в формировании этноконфессионального облика исследуемой территории. Адрес статьи: \м№^.агато1а.пе1/та1епа18/9/2018/6/11.html

Источник Манускрипт

Тамбов: Грамота, 2018. № 6(92) C. 46-50. ISSN 2618-9690.

Адрес журнала: www.gramota.net/editions/9.html

Содержание данного номера журнала: www.gramota.net/materials/9/2018/6/

© Издательство "Грамота"

Информация о возможности публикации статей в журнале размещена на Интернет сайте издательства: www.gramota.net Вопросы, связанные с публикациями научных материалов, редакция просит направлять на адрес: hist@gramota.net

УДК 93/94; 316.323.347.398(470) Дата поступления рукописи: 11.05.2018

https://doi.org/10.30853/manuscript.2018-6.11

В статье исследуется влияние конфессионального фактора на процессы этнокультурной адаптации и интеграции аграрных переселенцев из Европейской части России, водворявшихся в многонациональной среде Азиатской России. На основе массового историко-статистического материала рассматривается влияние миграционных потоков, в первую очередь аграрных, на формирование этнической и конфессиональной структур населения Западной Сибири в исторической динамике. Показаны роль и место основных церквей Российской империи в формировании этноконфессионального облика исследуемой территории.

Коровушкин Дмитрий Георгиевич, д.и.н.

Сибирский университет потребительской кооперации, г. Новосибирск peka1963@mail.ru

КОНФЕССИОНАЛЬНЫЙ ФАКТОР В ПРОЦЕССАХ ЭТНОКУЛЬТУРНОЙ ИНТЕГРАЦИИ АГРАРНЫХ ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ В КОНЦЕ XIX - ПЕРВОЙ ТРЕТИ XX В.

Столетия исторического развития Сибири в составе России являют нам картины то неспешного течения, то стремительного потока, несущего кардинальные изменения жизни всего макрорегиона и его обитателей. Одним из таких примеров являются аграрные переселения конца XIX - начала XX века, во многом сформировавшие облик современной Сибири, многим кажущийся имманентным и традиционным.

Это не так: и по сути, и во внешних проявлениях, включая физический и этнокультурный облик многих современных сибиряков, особенно в Сибири Западной. Всего лишь полтора столетия назад она представляла собой по большей части статистически гомогенное этническое и конфессиональное образование.

Западная Сибирь в описываемый исторический период была наиболее населённой частью Азиатской России, что подробно и максимально достоверно зафиксировала Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. (см. Табл. 1). Как видно из её результатов, в масштабах всей азиатской части Российской империи преобладали российские подданные, исповедующие официальное православие и принадлежавшие Российской православной церкви (Московскому Патриархату).

Таблица 1. Численность населения регионов Сибири и Дальнего Востока и доля в нём православных и единоверцев по данным Первой всеобщей переписи населения Российской империи 1897 г.

Административная единица Всё население (чел.) Православные и единоверцы (всего чел. и доля в общей численности по региону)

Тобольская губерния 1 438 484 1 275 010 (89,0%)

Акмолинская область 682 429 231 812 (34,0%)

Томская губерния 1 928 257 1 744 766 (90,5%)

Енисейская губерния 570 579 536 785 (94,1%)

Иркутская губерния 514 202 429 134 (83,4%)

Забайкальская область 637 777 479 861 (75,2%)

Якутская область 269 667 264 443 (98,1%)

Амурская область 120 306 91 621 (76,2%)

Приморская область 223 336 140 310 (62,8%)

О-в Сахалин 28 113 19 531 (69,5%)

Подсчитано по: [7, с. 29; 8, с. 34-37].

Конфессиональная структура населения Западной Сибири на протяжении второй половины XIX в. изменялась незначительно, гораздо заметнее был рост численности населения этого макрорегиона (см. Табл. 2), основным источником которого до 1881 г. были отнюдь не ссылка и каторга и не добровольные переселения, а воспроизводство населения естественным путём. Так, в Томской губернии с 1859 по 1866 год добровольно пополнили ряды сибиряков 4 800 человек, против своей воли - немногим более 5 000 с добровольно последовавшими за ними 2 000 членов их семей. В то же время чистая прибыль населения губернии за счёт постоянных жителей составила 108 000 человек [13, с. LXX-LXXI].

Новую реальность, настоящую живую струю в Сибирь принесла деятельность правительства Александра Третьего, связанная с пореформенными трансформациями российского села, выразившимися, в частности, в резком увеличении численности крестьянства (как и населения в целом) и обусловленными демографическим взрывом при аграрном перенаселении Европейской России.

Таблица 2. Изменение численности населения регионов Западной Сибири с 1859 г. по 1897 г.

Административная единица Всё население (чел.)

1859 1869 (1887*) 1897

Тобольская губерния 963 902 1 077 227 1 438 484

Акмолинская область (с 1868 г.) - 467 401* 682 429

Томская губерния 673 620 811 157 1 928 257

Подсчитано по: [4, с. 19-21; 8, с. 34-37; 13, с. СХХ; 14, с. КУШ].

Практически сразу после коронации императора был разработан и спокойно, без помпезности, запущен пакет реформ, одной из важнейших которых стало экономическое освоение восточных просторов Российской империи. Не вдаваясь в подробности этой увлекательной истории, сразу заметим, что то, что в Сибири привыкли именовать «столыпинскими» переселениями, началось за четверть века до принятия законов, связанных с именем Петра Аркадьевича. Краеугольным камнем крестьянской колонизации Акмолинской области, Сибири и Дальнего Востока стал Закон от 13 июля 1889 г., действовавший вплоть до 1904 года. Нещадно критикуемый советской историографией, закон тем не менее давал крестьянам, желавшим изменить свою жизнь, столько преимуществ по сравнению с переселенцами в восточные и южные губернии европейской России, что они перевешивали все тяготы пути и трудности обустройства в местах водворения. Уже первые годы этого процесса дали свои результаты, зафиксированные Первой всеобщей переписью населения 1897 г. (см. Табл. 3).

Таблица 3. Распределение населения Тобольской и Томской губерний по языку по итогам Всероссийской переписи населения 1897 г.

Всё население (в порядке убывания)

Тобольская губерния Томская губерния

Язык Численность (чел.) Язык Численность (чел.)

Все население 1 433 597 Все население 1 927 932

Русские в т.ч. малороссы* 1 311 706 Русские в т.ч. малороссы* 1 760 619

37 800 99 300

Татары, в т.ч.: 57 029 Коренные тюрки (инородцы)** 85 812

Коренные тюрки** 37 648 Киргизы (казахи) 24 810

Сибирские бухарцы 11 307 Мордва 14 888

Татары-крестьяне 8 074 Татары-крестьяне 9 423

Остяки 16 509 Евреи 7 749

Киргизы (казахи) 7 547 Поляки 6 328

Вогулы (манси) 7 474 Остяко-самоеды 4 821

Зыряне (коми-зыряне) 7 110 Чуваши 2 807

Поляки 5 963 Цыгане 2 229

Самоеды (ненцы) 4 436 Зыряне (коми-зыряне) 1 875

Евреи 3 458 Латыши 1 488

Латыши 3 283 Немцы 1 375

Эсты (эстонцы) 2 047 Остяки угорские 693

Цыгане 1 685 Пермяки (коми-пермяки) 549

Мордва 1 639 Эсты (эстонцы) 361

Финны 1 017 Сибирские бухарцы 294

Немцы 1 105 Молдаване 138

Чуваши 640 Финны 136

Башкиры 464 Башкиры 109

Литовцы 372 Черемисы (марийцы) 48

Черемисы (марийцы) 309 Вотяки (удмурты) 10

Подсчитано по: [6, с. 130-133; 9-11].

* Данные вычислены С. И. Бруком и В. М. Кабузаном [2, с. 24].

** Наименования групп приведены в соответствии с источником, расшифровка курсивом наша.

Еще одним фактором, оказавшим благотворное влияние на крестьянскую колонизацию Сибири, стала постройка Сибирской железной дороги. Реализация этого масштабного проекта обеспечила относительно быструю и дешёвую переброску значительных людских масс на восток, а часто и давала переселенцам работу.

Дальнейшее развитие процесс переселения получил с учреждением в 1896 году Переселенческого управления при Министерстве внутренних дел. Новый этап, отмеченный наибольшей степенью проработки системы переселения, водворения и землеустройства крестьян, начался с принятием 6 июня 1904 г. «Временных правил о добровольном переселении сельских обывателей и мещан-земледельцев» [12, с. 603-607] (тех самых, «столыпинских»). Действие этого закона и исполнение принятых ранее государственно-правовых решений вышли далеко за рамки существования Российской империи, став основой раннесоветских аграрных переселений 1920-х гг., закончивших формирование этнического (см. Табл. 4) и этноконфессионального облика Западной (и не только) Сибири. Не имея возможности вдаваться в этой публикации в особенности административно-территориальных изменений, заметим, что эта таблица обозначает общее положение, абстрагированное от границ субъектов.

Таблица 4. Этнические группы Сибирского края (численностью свыше 2 тыс. чел.) по итогам Всесоюзной переписи населения 1926 г.

Всё население (в порядке убывания)

№ п/п Этническая группа Численность (чел.)

1 Все население 8681 177
2 Русские 6 767 892
3 Украинцы 827 536
4 Белорусы 320 320
5 Мордва 107 794
6 Татары 96 135
7 Немцы 78 798
8 Казахи 48 392
9 Чуваши 48 011
10 Поляки 45 854
11 Алтайцы 39 037
12 Евреи 32 750
13 Эстонцы 29 890
14 Латыши 26 878
15 Шорцы 12 586
16 Зыряне 12 458
17 Бухарцы 11 674
18 Пермяки 8 545
19 Латгальцы 8 191
20 Остяки 8 188
21 Цыгане 7 200
22 Вотяки (удмурты) 6 418
23 Кумандинцы 6 334
24 Литовцы 5 619
25 Теленгиты 3 415
26 Карагасы (тофалары) 2 825
27 Башкиры 2 194

Подсчитано по: [3].

* Наименования групп приведены в соответствии с источником, расшифровка курсивом наша.

Следует заметить, что подавляющей массой населения Западной Сибири на протяжении всего XIX в. были русские. Говоря о русских, мы имеем в виду великороссов (в тогдашней терминологии [1]), малороссов и белоруссов. Вплоть до начала аграрных переселений 1880-х гг. численность малороссов была весьма невелика, численность же белоруссов была статистически ничтожна. Так, в Томской губернии в 1868 г. численность малороссов не превышала 2 тысяч человек обоего пола [14, с. LXIXX], белоруссы же лишь упоминались официальными источниками. В целом доля восточных славян составляла более 90% от почти двухмиллионного населения громадной территории. Конфессионально русское население Тобольской и Томской губерний принадлежало православию. Ещё одну, численно невеликую, но достаточно заметную культурно и исторически часть славянства составляли поляки, численность которых источники того времени определяли почти в пятнадцать тысяч человек для обеих губерний, как правило, ссыльные или их прямые потомки, все - католики, вверенные заботам немногочисленных прелатов.

Важнейшая, в том числе в силу автохтонности, часть населения Тобольской и Томской губерний, определяемая тогда как татары, исповедовала ислам. Немногим более 150 тысяч человек, включая татар бара-бинских, кузнецких, томских, чулымских, т.е., говоря современным языком, собственно сибирских татар различных групп.

Насельники Горного Алтая, в том числе так называемые алтайские калмыки и калмыки-двоеданцы (они же урянхайцы), немногим более 20 тысяч человек, а также телеуты и шорцы, жившие на территориях, входящих ныне в Кемеровскую область, относились к идолопоклонникам и, частично, буддистам. Идолопоклонниками же по форме и более по сути являлись и значились остяки и самоеды (ненцы, ханты и селькупы), жившие севернее Кети. Менее 8 тысяч человек были расселены на огромных таёжных пространствах. В более высоких широтах были расселены вогулы (манси), остяки и самоеды (ненцы, ханты и селькупы, относящиеся к иным этнолокальным группам).

Следующей по численности группой были почти три тысячи евреев, поголовно иудаистов (они же -иудеи), проживавших практически поголовно в сибирских городах. Всего лишь один раввин с четырьмя домочадцами, живший в Томске, обслуживал своих единоверцев.

Из представителей неславянских народов Европейской России отмечены мордва (около тысячи человек), зыряне и чуваши. Немногочисленные лютеране, лишь отмечаемые источниками как наличествующие и не разделяемые по национальной принадлежности, в количестве 121 человека, с одним пастырем (в иных источниках - двумя), были сосредоточены в основном в Барнаульском округе Томской губернии.

Аграрные переселения конца XIX в. значительно изменили этнический и конфессиональный состав Западной Сибири. Появились новые, численно выраженные этнические группы - малороссы (ныне украинцы), чуваши, цыгане, латыши и немцы. У каждой из них своя история, выходящая за рамки этой небольшой публикации. Эта же, 1897 года, первая всеобщая российская перепись стала и последней, уделившей внимание конфессиональному составу обозреваемой нами территории. Стоит сказать, что разительных изменений за 40 лет, прошедших с момента проведения X ревизии, она не показала, позиции официального православия не были утрачены тогда (см. Табл. 5, 6 (на примере Томской губернии)).

Но нужно заметить, что перепись 1897 года обозначила во многом лишь тенденции; более полная картина явствует из результатов Всесоюзной уже переписи населения 1926 г. Несмотря на то, что религиозная принадлежность респондентов была исключена из разработки этой и последующих советских переписей населения, можно экстраполировать соотношение этнических и конфессиональных характеристик населения на период 1920-х - 1930-х гг. как минимум.

Таблица 5. Распределение населения Томской губернии по вероисповеданиям (1866 г.) (оба пола)

По вероисповеданию Чел. % от всего населения

Православные 671 315 87,8

Единоверцы 35 679 4,7

Раскольники 10 417 1,3

Католики 7 519 1,0

Протестанты 121 0,02

Иудеи (евреи *) 2 468 0,3

Магометане 9 494 1,2

Идолопоклонники 27 664 3,6

Подсчитано по: [14, с. КХХ1]. * Наименование в соответствии с источником.

Таблица 6. Распределение населения Томской губернии по вероисповеданиям (1897 г.) (оба пола)

По вероисповеданию Чел. % от всего населения

Православные и единоверцы 1 744 766 90,5

Старообрядцы 99 145 5,14

Римско-католики 8 587 0,44

Протестанты 2 005 0,10

Остальные христиане 25 0,001

Магометане 40 833 2,12

Иудеи 7 696 0,40

Лица иных нехристианских вероисповеданий (включая буддистов) 25 200 1,31

Подсчитано по: [8, с. 36-37].

В общем, окончательном вплоть до Великой Отечественной войны, виде этническая и конфессиональная картина Западной Сибири сложилась к декабрю 1926 года - времени проведения Первой всесоюзной переписи населения.

Именно аграрные переселения конца XIX - первой четверти XX века сложили ту мозаику этничности лесостепных и южно-таёжных районов, которая стала основой народонаселения Западной Сибири. Необходимо заметить, что в течение почти десятка лет после крушения империи управленческие структуры продолжали реализовывать планы, начертанные за 30 с лишним лет до Октябрьской революции.

Этническая и конфессиональная мозаичность Западной Сибири имела выраженные последствия для процессов развития и этнокультурной адаптации новосёлов в иноэтничной, иноязыковой и иноконфессиональ-ной среде. При сохранении этнической, этнокультурной, языковой и конфессиональной идентичности проживание в мультикультурной среде побуждало мигрантов к изучению культуры соседей, расселённых зачастую чересполосно, к учёту конфессиональных в том числе особенностей их образа жизни. В целом присущая российскому менталитету того времени веротерпимость на сибирской почве давала вполне осязаемые проявления взаимного доброжелательного интереса вплоть до широко распространившейся в послевоенные годы межэтнической и нередко межконфессиональной брачности. Говоря об этом, следует помнить, что именно Великая Отечественная война стала временем стирания различий и уменьшения роли оппозиции «свой - чужой» на основе осознания единства более высокого уровня, чем этногрупповой и внутриконфес-сиональный, в том числе за счёт общего снижения уровня религиозности как результата идеологической «обработки» подрастающих поколений советской молодёжи.

Свободная, ненасильственная миграция преобразовала громадные пространства, дала людям стимул к созиданию и надежду на лучшую жизнь. Но, как это ни печально, разрушительная идеология большевизма сначала сокрушила церкви, потом традиции, а затем семьи и целые народы. Пришедшая война со своим народом и последовавшее за ней внешнее вторжение запятнали вполне пасторальное полотно грубыми мазками репрессий, депортаций и эвакуации, но, заметим, основа всё ещё жива. И люди, работающие в сфере образования и культуры, просто обязаны приложить все усилия для аккумулирования, сохранения и трансляции знаний о многогранной российской культуре с целью воспитания и консолидации новых поколений россиян.

Список источников

1. Алфавитный список народов, обитающих в Российской империи. СПб., 1895. 90 с.
2. Брук С. И., Кабузан В. М. Численность и расселение украинского этноса в XVIII - начале XX века // СЭ. 1981. № 5. С. 15-31.
3. Всесоюзная перепись населения 1926 г. М., 1928. Т. VI. Сибирский край. Бурято-Монгольская АССР; 1929. Т. IX. РСФСР. Отд. I. 339 с.
4. Памятная книжка Акмолинской области на 1887 г. Омск, 1887. 69 с.
5. Памятная книжка Томской губернии на 1871 г. Томск, 1871. 286 с.
6. Патканов С. К. Статистические данные, показывающие племенной состав населения Сибири, язык и роды инородцев (на основании данных специальной разработки материалов переписи 1897 г.): в 3-х т. СПб., 1911. Т. II. Тобольская, Томская и Енисейская губ. 432 с.
7. Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. СПб., 1898. Вып. I. Население Империи по переписи 28-го января 1897 года. По уездам. 30 с.
8. Первая всеобщая перепись населения Российской империи 1897 г. Распределение населения империи по главным вероисповеданиям. По данным Первой всеобщей переписи 1897 г. СПб., 1901. 40 с.
9. Первая всеобщая перепись Российской империи 1897 г. СПб., 1904. Т. LXXIX. Томская губерния. XXV+245 с.
10. Первая всеобщая перепись Российской империи 1897 г. СПб., 1904. Т. LXXXI. Акмолинская область. X+135 с.
11. Первая всеобщая перепись Российской империи 1897 г. СПб., 1905. Т. LXXVIII. Тобольская губерния. XLVI+247 с.
12. Полное собрание законов Российской империи. СПб.: Типография II Отделения Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, 1907. Собрание третье. Т. XXIV. 1904 г. 1271 с.
13. Тобольская губерния. Список населенных мест по сведениям 1868-1869 годов. СПб., 1871. CCLXXII+196 с.
14. Томская губерния. Список населённых мест по сведениям 1859 года. СПб., 1868. CXXIV+148 с.

CONFESSIONAL FACTOR IN THE PROCESSES OF ETHNO-CULTURAL

INTEGRATION OF WEST SIBERIAN AGRARIAN RESETTLERS AT THE END OF THE XIX - IN THE FIRST THIRD OF THE XX CENTURY

Korovushkin Dmitry Georgievich, Doctor in History Siberian University of Consumer Cooperation, Novosibirsk peka1963@mail.ru

The article considers the influence of the confessional factor on the processes of ethno-cultural adaptation and integration of agrarian resettlers from European Russia, who settled in the multi-national environment of Asian Russia. Basing on mass historical and statistical material, the influence of migration flows, primarily agrarian flows, on the formation of the ethnic and confessional structures of the West Siberian population in historical dynamics is examined. The author shows the role and place of the main churches of the Russian Empire in the formation of the ethno-confessional image of the territory under study.

УДК 93/94; 398.3 Дата поступления рукописи: 11.05.2018

https://doi.org/10.30853/manuscript.2018-6.12

В статье рассматриваются национально-культурные особенности пожелания добра и зла у представителей тюркских и славянских языковых групп. Актуальность исследования обусловлена недостаточным вниманием современных лингвистов к осуществлению комплексных сопоставительных исследований благопо-желаний и проклятий на материале неродственных языков. Отмечается, что исследуемые единицы языка представляют собой древнейший пласт народной словесности, происхождение которого связано с верой древних людей в магическую силу слова. Сходство внутренней формы анализируемых единиц на материале неродственных языков позволяет рассматривать их с позиции культурологических универсалий.

Мухамедьянова Гульшат Насибулловна, к. филол. н.

Сибайский институт (филиал) Башкирского государственного университета mgn3@mail.ru

ПОЖЕЛАНИЯ ДОБРА И ЗЛА В ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЕ ДРЕВНИХ ТЮРКСКИХ И СЛАВЯНСКИХ НАРОДОВ (НА МАТЕРИАЛЕ БАШКИРСКОГО И РУССКОГО ЯЗЫКОВ)

В системе речевых жанров существуют такие тексты, которые в наиболее яркой форме отражают древнейшие представления о ценностных категориях добра и зла. К данной категории текстов относятся клишированные формулы пожеланий добра и зла, представляющие интересный материал для изучения фольклорной символики различных народов мира.

АГРАРНЫЕ ПЕРЕСЕЛЕНЦЫ МИГРАЦИИ РАССЕЛЕНИЕ ДИНАМИКА ЧИСЛЕННОСТИ ЭТНИЧЕСКИЙ И КОНФЕССИОНАЛЬНЫЙ СОСТАВ СИБИРЬ АЗИАТСКАЯ РОССИЯ agrarian resettlers migrations settlement
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов