Спросить
Войти

Картографические работы А. Шхонебека и П. Пикарта

Автор: указан в статье

УДК 528.9.912 С. В. Свириденко

КАРТОГРАФИЧЕСКИЕ РАБОТЫ А. ШХОНЕБЕКА И П. ПИКАРТА

На рубеже ХУП-ХУШ вв. завершается первый самобытный период развития русской картографии, период рукописных географических чертежей, отличавшихся интересным и обширным содержанием, но лишенных метрических параметров. Подобное состояние картографических работ не могло удовлетворить запросы интенсивно развивающегося государства, потому одним из направлений Петровских реформ стало создание картографической школы, соответствующей европейскому уровню, что требовало решения нескольких задач. Основой карт вместо описательных материалов, на которых в значительной степени базировались чертежи ХУ1-ХУП вв., должны были стать измерительные работы на местности, опирающиеся на систему опорных точек. Как следствие этих работ могли появиться математические элементы карт — сетка географических координат и масштабы, что позволило бы картам обрести метрические свойства. Необходимо было организовать картоиздательский процесс, чтобы навсегда отказаться от уникальных рукописных карт. Единичные случаи гравирования русских чертежей в XVII в., естественно, этой проблемы не решали. Одной из основных задач была подготовка профессиональных кадров. В XVII в. создателями чертежей выступали люди, не имеющие специальной подготовки, среди них встречаются дьяки и подъячие, воеводы, старшины, головы, стрельцы и т. п.

В решении всех этих задач значительна роль выходцев из Голландии — Адриана Шхонебека и Питера Пикарта.

Русско-голландские картографо-географические связи и интересы начали складываться еще в XV в., и до XVII в. мироведческие взгляды в русском государстве формировались в основном под влиянием голландских источников. Из России в Голландию разными путями попадали русские материалы, как текстовые так, вероятно, и в виде чертежей. Они использовались голландскими авторами для создания карт на территорию России.

Новый этап в этих отношениях начинается в последние годы XVII столетия. Усиление русско-голландских контактов в области картографии связано с именем Петра I. Начальный импульс этому процессу придало Великое посольство, первое зарубежное путешествие Петра I в 1697-1698 гг. Пребывая в Амстердаме, Петр I многократно встречался с Николаасом Витсеном, автором известной карты на территорию России. В их беседах часто обсуждались различные географические проблемы, затрагивался также вопрос о привлечении голландских специалистов на русскую службу. По рекомендации Н.Витсена Петр I познакомился с гравером Адрианом Шхонебеком, у которого он брал начальные уроки гравирования. Вместе они исполнили гравюру «Аллегория победы над турками». Контракт, заключенный с А.Шхонебеком, вменял ему в обязанность, в частности, гравировать карты и обучать русских мастеров-граверов.

С прибытием А. Шхонебека в Москву в 1698 г. при Оружейной Палате под его руководством начинает действовать Гравировальная мастерская, которая стала первым

© С. В. Свириденко, 2008

центром обновленных картографических работ. В Гравировальной мастерской у Шхоне-бека во исполнение контракта прошли обучение несколько русских мастеров, и среди них Алексей Зубов, один из выдающихся художников-граверов XVIII в., успешно работавший и в области картографии. Работы Гравировальной мастерской положили начало созданию картоиздательской школы в России, что позволило сделать карту достаточно массовым явлением в жизни русского государства и общества.

В 1703 г. к Шхонебеку присоединяется его пасынок Питер Пикарт. Пикарт в дополнение к стационарной московской организует работу походной гравировальной мастерской, действовавшей в лагерях Петра I под Шлиссельбургом, Ниеншанцем, Нарвой и Юрьевым, что обеспечивало оперативную фиксацию происходивших событий.

За годы работы в России Шхонебеком было создано более 10 карт (табл. 1). Карты охватывали акватории и прибрежные территории Азовского, Балтийского, Белого и Черного морей, посвящались сражениям Северной войны и вновь приобретенным землям в Ингерманландии (4-листная карта). Перечень исполненных карт подчеркивает, что выбор объектов для картографирования в основном определялся ходом и результатами военных компаний. Отметим, что до 1704 г. Шхонебек работает исключительно над картами акваторий, и лишь в последние два года перед своей кончиной обращается к картам суши.

Таблица 1

Карты, гравированные А. Шхонебеком или при его участии

Год издания Название карты* Масштаб

1701 Восточная часть моря палус меотис и ныне называется азовское море.... [1:700 000]
1702 Чертеж. Река Двина или Архангельска... [1:115 000]

Розмерная карта начинающаяся отускаго проходу между рускаго и Белаго моря. [1:900 000]

1703 Розмерная карта части в начале Балтийскаго моря начинающаяся от Броклома даже до Стрелны... Грыдоровал Питер Пикарт. [Гравировал картуш А. Шхонебек]. [1:450 000]

Новые розмерные карта часть Балтийское море. грыдоровал Питер Пикарт. [Грав. рисунок А. Шхонебек]. [1:750 000]

Розмерная карта Белаго моря начинающаяся отпелитцы даже до Ковады ... [1:700 000]

[План осады Нотебурга]. Данных для опред. нет

1704 Изображение оказания морских берегов начинающаяся от Азовского моря, даже до Константинополя.. .(профили)

Изображение победы над флотом швецким на реке амовже. Данных для опред. нет

[План штурма крепости Юрьев]. Данных для опред. нет

[План штурма крепости Нарва]. Данных для опред. нет

1705 Часть сначала Восточного моря. [1:600 000]

Географский чертеж над Ижорскою землей. (4-листная карта Ингерман-ландии) [1:200 000]

* Примечание. Названия карт в таблицах сохранены.

После смерти Шхонебека в 1705 г. Гравировальная мастерская при Оружейной палате переходит под начало Пикарта. С 1708 г. он возглавляет мастерскую, учрежденную при Московском Печатном дворе, откуда в 1714 г. был переведен в Санкт-Петербургскую типографию. В общей сложности Пикартом и его мастерской было награвировано около 20 карт (табл.2).

Таблица 2

Карты, гравированные П. Пикартом

Место и год издания Название карты Масштаб

Оружейная палата, Москва, 1703 Розмерная карта частивначале Балтийскаго моря. [1:450 000]

Новые розмерные карта часть Балтийское море. [1:750 000]

Оружейная палата, Москва 1705 Королевства Полского и Великаго княжества Литовского чертеж. [1:3 200 000]

Прямой чертеж Чернаго моря от города Керчи до Царя Града. [1:2 000 000]

Печатный двор, Москва 1708 [Карта Финского залива от мыса Клейнрога до мыса Вессенбурга] [1:400 000]

Азиа (б листов) От [1:8 500 000] до [1 210 000]

[План битвы при дер. Лесная] Данных для опред. нет

Печатный двор, Москва 1709 [План Полтавского сражения] Данных для опред. нет

Печатный двор, Москва 1710 [План города Эльбинга] Данных для опред. нет

[План крепости Выборг] Данных для опред. нет

Рига Данных для опред. нет

Динамент Данных для опред. нет

[План крепости Корелы] Данных для опред. нет

Аренцбург Данных для опред. нет

Изображение крепости Ревель. Данных для опред. нет

Печатный двор, Москва 1714 [План Гангутского сражения] Данных для опред. нет

Санкт-Петербургская типография 1720-21 Новая и достоверная всея Европы карта. (совместно с А.Зубовым) [1:5 000 000]

Санкт-Петербургская типография 1724 Сия карта разграничения земель Вечного Мира между Российским и Шведцким Государствы. [1:600 000]

Работая в Оружейной палате, Пикарт вслед за Шхонебеком гравирует в основном карты акваторий, но в то же время приобретает первый опыт в картографировании крупного региона — королевства Польского и Литовского. Эта гравюра выполняется одновременно (в 1705 г.) с работой Шхонебека над 4-листной картой Ингерманландии. Именно в это время, в конце деятельности Гравировальной мастерской при Оружейной палате в круг ее интересов попадают сухопутные территории, тогда как начальный период

посвящен созданию карт акваторий. На Московском Печатном дворе внимание Пикарта сосредоточено в основном на планах сражений Северной войны и планах отдельных городов. В Петербургский период своей деятельности Пикарт возвращается к гравированию карт обширных территорий. Одна из них — карта разграничения земель между Россией и Швецией по Ништадскому миру 1721 г., вошедшая в атлас Кирилова.

К картам Шхонебека и Пикарта обращались многие исследователи [1, 2, 3, 4], но обычно они рассматривались как образцы гравировального искусства и не подвергались картографическому анализу. Однако, именно такой анализ позволит с наибольшей полнотой оценить вклад этих авторов в становление русской картографии на научную основу.

Все карты, созданные этими авторами, разделяются на мелко- (мельче 1:1 000 000), средне- (мельче 1:100 000) и крупномасштабные (по имеющимся оценкам от 1:5 000 до 1:21 000). Работы в мелких и крупных масштабах в основном велись на территорию суши, среднемасштабное картографирование выполнялось чаще для акваторий.

Для средне- и мелкомасштабных карт математические элементы (иногда в упрощенном виде) являются обязательными. Масштабный ряд карт акваторий с прибрежными территориями относительно стабильный: от 1:450 000 до 1:900 000. Единственным исключением является карта Черного моря в масштабе 1:2 000 000. Карты сухопутных регионов имеют, естественно, разные масштабы: от средних до обзорных в зависимости от размера картографируемой территории. Линейные масштабы, которые являются единственным способом, используемым для указания масштабности изображения, обычно приводятся в нескольких (чаще в двух-трех) европейских мерах длины — английских, испанских, немецких, французских, шведских милях. Верстовое исчисление в линейных масштабах используется крайне редко.

Картографическая сетка, первоначально только в виде параллелей, появляется на картах акваторий и дополняется компасной сеткой, обеспечивающей интересы мореплавания. При переходе к картографированию крупных регионов (с 1705 г.) на карты наносится и меридиональная сеть. А.Шхонебек и П.Пикарт используют разные начала счета долгот: острова Зеленого мыса, Санкт-Петербург, остров Ферро (самый западный из Канарских островов).

Появление на картах А. Шхонебека и П.Пикарта математических элементов окончательно утвердило их в качестве обязательного атрибута русских средне- и мелкомасштабных изображений, что имело принципиальное значение для дальнейшего развития картографии.

Крупномасштабные карты — детальные планы военных сражений и отдельных городов-крепостей, математических элементов лишены: картографическая сетка и указатели ориентировки отсутствуют, линейные масштабы также не наносятся, хотя при создании этих планов пространственные соотношения внутри представляемой территории, безусловно, соблюдались. Подобное пренебрежение математической определенностью изображения при детальном картографировании небольших территорий было традиционным в европейских работах, и, естественно, что А.Шхонебек и П.Пикарт, выходцы из Голландии, следовали этой традиции. Можно предположить, что главным стремлением авторов при создании этих планов было сохранить ситуационную картину военных сражений (дислокация войск и артиллерии, места переправ через препятствия и т. п.) и отразить характер крепостных укреплений городов. Уместно подчеркнуть, что при изображении военных сражений сочетаются плановый и перспективный, художественный рисунки, что позволяет

передать такие детали штурма, как проломы в крепостных стенах, переправы войск на лодках через реку, колонны атакующих воинов и убегающего неприятеля. Это использование картинных элементов на картах, вероятно, восходит к древнему разделению картографии на «географию» (мелкомасштабные изображения) и «хорографию» (крупномасштабные изображения), сформированному еще Клавдием Птолемеем, который считал, что никто не рискнет создавать карты небольших территорий не умея рисовать. В этих условиях данные о пространственной привязке локальной территории не казались обязательными.

Работы А. Шхонебека и П. Пикарта помимо укоренения математических элементов способствовали также систематизации, упорядочиванию содержательной части карт. И это очень важно подчеркнуть, т. к. содержание русских чертежей XVII в. было не регламентировано и зависело от субъективных представлений их создателей.

В содержании средне- и мелкомасштабных карт присутствуют как общие элементы, не зависящие от картографируемого пространства (суша или акватория), так и специальные, отражающие объекты и свойства конкретной территории или акватории. Общие элементы содержания могут быть обязательными и эпизодически используемыми (с разной частотой) (рис.1).

Карты сухопутных территорий Карты акваторий

Специальные

Гос. и администр.

границы

Дороги

Пильные

мельницы

Общие

Обязательные Эпизодически

используемые

Рельеф Крепости

Гидрография Монастыри

Населенные Леса

пункты (до Болота

5 групп) Луга

Географические

названия

Специальные

Наиболее употребительные Редко используемые

Навигационные опасности (отмели, мели, подводные и надводные камни) Отметки глубин Якорные стоянки Промерные галсы Донные грунты Фарватеры

Рис. 1. Элементы содержания средне- и мелкомасштабных карт

Из приведенного перечня видно, что на картах присутствуют все и ныне используемые элементы содержания, как природные, так и социально-экономические. Набор специальных элементов, характерных для акваторий, соответствует содержанию морских карт. Таким образом в мелкомасштабных работах Шхонебека и Пикарта развивались как общегеографическое картографирование, так и картографирование акваторий.

Содержание крупномасштабных карт — планов сражений и городов показано на рис. 2.

В силу своей крупномасштабности, эти изображения дают детальную характеристику местности. Естественно, что планы сражений имеют специальные элементы содержания, характеризующие непосредственный ход военной операции. Помимо показанных на рис.2 объектов можно отметить и такие частности, как место подписания акта о сдаче крепости на плане сражения под Нарвой, расположение кетеля (укрытия) Петра I при штурме Нотебурга и др.

Общие

Наиболее употребительные Редко используемые

Крепостные стены Бастионы Прочие укрепления Квартальная застройка Выдающиеся здания Монастыри, храмы Дороги, мосты Обрабатываемые земли Кладбища Леса Болота Луга

Специальные

Дислокация войск

Расположение

артиллерийских

батарей

Траектория

артиллерийского огня

Рис. 2. Элементы содержания крупномасштабных карт

Стремясь расширить содержание крупномасштабных карт и сделать его более доступным, А.Шхонебек и П.Пикарт широко используют указатели — буквенно-цифровые индексы на картографическом изображении, смысл которых раскрывается в специальных таблицах, и число индексов в этих таблицах может доходить почти до 30. Например, указатель к плану взятия Нотебурга позволяет в деталях восстановить ход битвы (табл.3).

Таблица 3

Указатель к плану Нотебурга

1. Город Нотебурх, которой по взятии переименован Шлютельбурх.
2. Абоз.
3. Стан господина генерала фелтмаршалка.
4. Стан генерала маеора Чамберса.
5. Преображенской полк.
6. Семеновской полк.
7. Стан генерала Репнина.
8. Стан генерала маеора алтелерии Брюса.
9. Шанец непреятелской.
10. Просеченной лес, сквозь который волокут лотки.
11. Переежают чрез реку.
12. Неприятель, выстреля, бежит.
13. Стан полков: Гулица, Брюса, Гордона.
14. Опроши (шанцы).
15. Кетель с мартирами полковника Гошки.
16. Две батареи маеора Гинтера.
18. Кетель капитана бомбардирсково Преображенского полку.
19. Три бреша (проломы).
20. Батареи (заречныя).
21. Апроши на острову.
22. Лотки с приступными охотниками.
23. Помоч охотникам.
24. Неприятелской флаг свешен под нашим.

Подобная практика обогащения и детализации содержания карты с помощью указателей стала традиционной в отечественных работах на протяжении многих десятилетий XVIII в.

Помимо создания собственно картографического изображения А. Шхонебек и П. Пикарт, следуя европейской традиции, уделяли особое внимание оформлению карт. Художественные рамки, картуши, аллегорические рисунки делали карту произведением гравировального искусства. Сюжеты картушей, текстовые включения и многочисленные девизы, помещаемые на картах, откликались на важнейшие события в жизни государства, прославляли Петра I, его военные победы. В частности, успехи Петра I за выход к морям нашли свое отражение в девизах «Четвертое присоединил к трем», «Восходящая над морем и сушей слава озаряет четыре моря».

Это стремление придать художественному оформлению карт определенное «идейное содержание» нашло широкий отклик в работах русских граверов-картографов XVIII в. На протяжении всего столетия художественные картуши отражали исторические, природные, экономические и другие особенности картографируемой территории, что давало расширенное, неограниченное только пространственной информацией, представление о местности.

Карты А. Шхонебека и П. Пикарта имели широкое хождение в современном им обществе. Сохранились свидетельства, что в 1701 г. А. Шхонебек отпечатал 60 экземпляров «картин Азовского моря», в 1703 г. он представлял в Оружейную палату счет за 500 листов бумаги «на добрые чертежи Шлиссельбурга [Нотебурга], взятого Государем» [3]. Эти работы постоянно находились в поле зрения Петра I.

Интерес к ним сохранялся и во второй половине XVIII в. Известны допечатки гравюр А. Шхонебека и П. Пикарта в 1760-х гг., примерно в это же время был издан альбом «Эстампы разных деяний Петра Великаго которых доски вырезываны еще при жизни Его Величества», куда вошли многие карты этих авторов. Их значительное распространение в XVIII в. подтверждается и сравнительно большим количеством сохранившихся до нашего времени экземпляров гравюр этих авторов. В библиотечных и музейных хранилищах России их насчитывается около 150 экземпляров. Большая их часть хранится в Петербурге, в фондах Библиотеки РАН, Российской национальной библиотеки, Эрмитажа, Русского музея. Эти коллекции составляют весомую часть картографического наследия Петровской эпохи.

Историко-картографическое изучение работ А.Шхонебека и П.Пикарта свидетельствует, что эти граверы сыграли значительную роль в решении тех задач, которые стояли перед русской картографией в начале XVIII века — в усвоении научных принципов картографирования, в развитии картоиздания, в подготовке отечественных кадров граверов.

Sviridenko S. V Schonebek’s and Picart’s cartographic works.

A. Schonebec’s and P. Picart’s engraved maps are systematized according to their scale, content, cartography objects (land, area of water). Mathematical elements of maps are characterized. Their republications during the XVIIIth century are registered.

Литература

1. Макаров В.К. Из истории петровской гравюры (походная гравировальная мастерская 1703-1704 гг.) // Книга Исследования и материалы. Сборник. Т. IV. М., 1961. 2. Макаров В. К. Русская светская гравюра первой четверти XVIII века. Л., 1973. 3. Алексеева М. А. Из истории гравюры петровского времени // Русское искусство первой четверти XVIII века. Материалы и исследования. М., 1974. 4. Ермакова М. Е., Хромов О. Р. Русская гравюра на меди второй половины XVII - первой трети XVIII века (Описание коллекции отдела изоизданий РГБ). М., 2004.
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов