Спросить
Войти

СУДЕБНАЯ РЕФОРМА 1864 Г. В АРХАНГЕЛЬСКОЙ ГУБЕРНИИ

Автор: указан в статье

® N ТЕОРИЯ И ИСТОРИЯ ПРАВА И ГОСУДАРСТВА, ИСТОРИЯ УЧЕНИЙ О ПРАВЕ И ГОСУДАРСТВЕ

СУДЕБНАЯ РЕФОРМА 1864 г. В АРХАНГЕЛЬСКОЙ ГУБЕРНИИ

JUDICIAL REFORM OF 1864 IN THE ARKHANGELSK PROVINCE

М. Г. Аверин

председатель Архангельского областного суда

В статье анализируется история проведения судебной реформы 1864 г., обозначены магистральные линии развития российского судопроизводства, дана характеристика проведения самой реформы на территории всей Российской империи, исследуется институт почетных мировых судей и требования, предъявляемые к ним, дана отдельная характеристика проведения судебной реформы 1864 г. в Архангельской губернии.

The article analyzes the history of judicial reform of 1864, marked main line of development of the Russian proceedings, the characteristic of the reform throughout the Russian Empire, explores the Institute Honorary world of judges and requirements placed upon them, given the individual characteristics of the judicial reform of 1864 in the Arkhangelsk province.

20 ноября по старому стилю, или 3 декабря по новому, мы чтим памятный день в истории нашего государства, знаменательное событие в истории судебной власти. Сто пятьдесят лет назад российский император Александр II даровал своим подданным принципиально новый закон, сущностными идеями которого мы пользуемся до сих пор.

Авторами судебных уставов были обозначены четыре магистральные линии дальнейшего развития судопроизводства, со всей определенностью и на столетия вперед: 1) объединение судебного строя; 2) приближение суда к населению; 3) возможное упрощение судебной организации; 4) последовательное применение ко всем частям судоустройства начала государственного значения суда.

Новый суд затрагивал слишком много интересов, претендовавших на неприкосновенность. Общество было неоднородно по своим взглядам и убеждениям, да и вся сущность со-словно-представительной монархии препятствовала последовательному осуществлению судебного реформирования, что и вылилось в итоге в процессы контрреформирования. Не все в новом судоустройстве было просчитано заранее. Да и вряд ли возможно было все предугадать. Достаточно вспомнить длительное решение вопроса об установлении размеров выплат нуждающимся присяжным заседателям

из крестьян, с тем чтобы предотвратить случаи, когда присяжные заседатели были вынуждены оставаться на ночлег в зале судебного заседания, а в перерывах между заседаниями наниматься на поденную работу, просить милостыню и т. д. Только по истечении нескольких десятилетий законом от 26 ноября 1913 г. все же было предусмотрено назначение присяжным заседателям суточных и путевых денег из государственной казны.

Центральная часть Российской империи уже после 1864 г. была целиком поглощена процессом перемен. В этой связи уместно привести высказывание Анатолия Федоровича Кони, который отмечал: «Все промахи (реформирования. — Авт.) тонули в общем и радостном подъеме духа, с которым первые судьи, подобно первым мировым посредникам, принялись за новое дело, видя в нем не простую службу, но занятие, облагораживающее жизнь и дающее ей особую цену...».

Судебная реформа, видоизменившись в процессе так называемой консервативной модернизации, нашла свое применение на северной земле лишь спустя десятилетия. Одним из первых вестников перемен оказалась мировая юстиция. Представляется, что столь долгое запаздывание во введении новых судебных институтов было связано со сложным преодолением кадровой и финансовой проблем, а также

предполагающейся, по расчетам государственных чиновников, низкой служебной нагрузкой на местных мировых судей, которая должна была составить разницу в 33 раза по сравнению со средней нагрузкой на столичного мирового судью. Тем не менее благодаря активной позиции архангельских губернаторов Н. П. Игнатьева и М. М. Кониара пятнадцать участковых и два добавочных мировых судьи были назначены Приказом по Министерству юстиции от 23 марта 1889 г. № 12 и приступили к исполнению своих обязанностей с 1 апреля 1889 г.

Кто были первые мировые судьи в Архангельской губернии? Особенностью приобретения ими правового статуса явилось отсутствие выборности. Предусматривался лишь единственный механизм — назначение министром юстиции сроком на три года с возможностью повторного переназначения. Имущественный ценз отсутствовал. Возрастной — старше 25 лет. Образование могло быть высшим или средним, приветствовался трехлетний стаж по направлению деятельности. Значительная часть мировых судей в Архангельской губернии по своему происхождению относилась к выходцам из других территорий Российской империи (все мировые судьи должны были быть русскими подданными). Часть из них не являлась коренными жителями по рождению, волею судеб оказавшись на севере, где они жили и работали до назначения. Этот фактор, несомненно, сказывался на механизме формирования социальных связей вновь назначенных мировых судей с местным населением и сроков приспособления их к местному укладу жизни. Вновь наделенные властными государственными полномочиями судьи по своему гражданскому статусу в сословной России чаще всего происходили из дворян и духовенства, были беспоместными или владели недвижимостью за пределами губернии. Уровень образования в основном был средним. Около трети из отправлявших в 1889 г. мировых судей правосудие имели высшее образование, причем только половина из этого числа — юридическое. Положительным моментом являлось то, что большая часть мировых судей до назначения трудилась в судебном ведомстве.

Особую роль играл институт почетных мировых судей. Они достойно представляли развивающуюся судебную власть на севере: архангельский губернатор, действительный

статский советник Сергей Дмитриевич Бибиков, архангельский городской голова, потомственный почетный гражданин Валентин Иванович Гувелякен, директор народных училищ Архангельской губернии, действительный статский советник Алексей Арсентьевич Островский; уездный врач Валентин Иванович Марциновский; потомственные почетные граждане — Николай Иосифович Шарвин, Адольф Францович Шольц, купец Егор Иванович Шергольдт.

Достойных исторической памяти мировых судей той, переломной эпохи, без сомнения, было много. Так, Иван Владиславович Галецкий, как и многие из мировых судей Архангельской губернии, был «не местным» — родился в г. Кирсанове Тамбовской губернии, учился в Петербургской военно-медицинской академии. За принадлежность к петербургской группе народовольцев и революционную деятельность был выслан под полицейский надзор в Пензу, а оттуда направлен в Архангельск. Здесь, будучи осужденным по законам Российской империи, трудился в Управлении строительства Архангельско-Вологодской железной дороги, участвовал в научных экспедициях по Северной Двине и на Соловки. После отбытия наказания на некоторое время вернулся в Пензу. Казалось бы, судьба предначертала ему расставание с северным краем. Но все оказалось иначе. Министр юстиции назначил Ивана Владиславовича на должность мирового судьи. Он вновь оказался в Архангельске. Видимо, бунтарский характер и поиск своего видения справедливости привели его к сотрудничеству с редакцией газеты «Архангельск», а также к избранию в первую Государственную Думу в 1906 г. Там он примкнул к группе «трудовиков». За участие в подписании «Выборгского воззвания» вновь был приговорен к трем месяцам тюрьмы. К сожалению, судьба бывшего мирового судьи Ивана Владиславовича Галец-кого после его отъезда из Архангельска в Москву в 1916 г. пока не известна. Быть может, и там он не оказался в стороне от участия в активном переустройстве государственно-политической системы России.

После семилетнего, как бы сейчас сказали «пилотного», функционирования мировой юстиции, 29 января 1896 г. были утверждены Временные правила об устройстве судебной части и о порядке производства судебных дел в Архангельской губернии. Реализация данного закона, бесспорно, стала заметным событием для истории северного края. Согласно положениям данного закона упразднялась Архангельская палата уголовного и гражданского суда, учреждался Архангельский окружной суд, апелляционной инстанцией для которого стала Московская судебная палата. 1 июля 1896 г., как описывали современники, при большом стечении жителей и гостей г. Архангельска, испытывающих невероятный душевный подъем, был отрыт Архангельский окружной суд. «Первое слово», согласно духу времени, было предоставлено епископу Архангельскому и Холмогорскому Преосвященному Иоанникию. С большим вниманием и одобрением были встречены рассуждения епископа о механизме вынесения правильного судебного решения, которые актуальны и в настоящее время: «Перед судьями должна быть открыта душа подсудимых, чтобы решение было безошибочным. По русской пословице: «чужая душа — потемки», где «днем надо быть с огнем», да и то не рассмотришь ее тайников и бесконечных изгибов. Что же мудреного, если и суд иногда ошибается? На нас лежит обязанность молиться лишь одному небесному Суду, да подаст он нашим судьям мудрость Соломонову, да и избавит их от участия в грехах чужих, то есть от ошибок в суждениях об этих грехах». Эти слова актуальны и в наше время. Сенатор Завадский произнес следующее: «... Здесь, в Архангельске, открывается суд, который имеет возможность отвечать нарождающимся потребностям экономической и гражданской жизни северного края, — суд, который по своим началам и по своей форме исследования истины может охранять личные и имущественные интересы жителей, может быть судом справедливым, то есть скорым и правым по всем делам, а по уголовным — сверх того, милостивым и воздающим каждому по делам его. Такой суд сам по себе есть залог спокойного и правильного развития экономической и гражданской жизни в подведомственном районе.».

О практической значимости открытия Архангельского окружного суда и масштабах празднования свидетельствовали следующие факты. Во время торжественного обед, который организовал городской голова Вильгельм Гувелякен, произносились тосты за драгоценное здоровье Государя Императора и всего Царствующего дома, за здоровье министра юстиции статс-секретаря Н. В. Муравьева. В

этот же день сенатор Завадский отбыл в обратный путь, а вечером местным обществом трезвости было устроено бесплатное народное гуляние, во время которого играл оркестр Архангельского резервного батальона. На эту любезность со стороны общества трезвости 2 июля в 4 часа дня уже местные чины судебного ведомства дали ответный обед. Многочисленные мероприятия, связанные с открытием Архангельского окружного суда, происходили в течение недели и были со всей возможной тщательностью подготовлены. Все это свидетельствовало об ожидаемости данного события и открытия больших перспектив после его свершения.

Успех любых реформ во все времена заключался и заключается в наличии персональных предпосылок в возможности их продвижения. В этой связи заслуживает внимания личность первого председателя Архангельского окружного суда. Согласно формулярному списку о прохождении службы Александра Герасимовича Преснякова, он являлся выходцем из рода потомственных дворян Олонецкой губернии. Был рожден 12 августа 1853 г., имел православное вероисповедание. Окончил полный курс наук со степенью кандидата права Санкт-Петербургского университета. Приказом по ведомству министерства юстиции от 28 июня 1884 г. № 30 был назначен Членом Архангельских палат уголовного и гражданского суда. Для исполнения судейских обязанностей был командирован на мурманский берег в навигацию 1888 г. Следующими ступенями его служебной лестницы в формулярном списке значились: мировой судья 2 участка Шенкурского уезда, мировой судья 2 участка Архангельского уезда. За свои труды во благо правосудия Александр Герасимович был награжден орденами Св. Станислава 2-й, 1-й и 3-й степеней, Св. Анны 2-й степени, Св. Владимира 3-й и 4-й степеней, а также имел серебряную медаль в память царствования Александра III. Интересно заметить, что в действовавшей прежде государственной традиции за высочайше пожалованные ордена взималась особая плата в пользу казны. К примеру, за орден Св. Владимира 3-й степени А. Г. Преснякову необходимо было исполнить требования о внесении в пользу Капитула российских императорских и царских орденов 45 руб. (для сравнения: среднегодовой заработок с/х рабочего составлял в тот период 62 руб.). На момент открытия Архангельского окружного суда его

2(8)/2014 Глагол Ъ

ПРАВОСУДИЯ

председателю было 42 года. Александру Герасимовичу Преснякову было предопределено судьбой занимать данный государственный пост самое продолжительное время по сравнению со всеми своими преемниками по замещаемой должности. Он замещал данную должность в течение шестнадцати лет, до 1912 г. Именно при его непосредственном участии судебная власть на севере стала приобретать подлинные властные черты — Закон постепенно входил в повседневную жизнь северян. Организация личной жизни первого председателя Архангельского окружного суда также оставила свой особенный исторический след — у него было 12 детей, некоторые из них продолжили путь отца в профессии, став судьями.

Непосредственно под руководством А. Г. Преснякова присяжные заседатели становились полноправными субъектами развивающихся пореформенных правоотношений. На основании Указа императора Николая II от 10 мая 1909 г. «О введении учреждения суда присяжных заседателей в Яренском и Усть-Сысольском уездах Вологодской губернии, в некоторых уездах Архангельской губернии... » образование суда с участием присяжных заседателей стало реальностью в Архангельском, Кемском, Мезенском, Онежском, Пинежском, Холмогорском, Шенкурском уездах. Уже 6 июня, того же, 1909 г. были созданы комиссии по составлению списков присяжных заседателей в каждом из перечисленных уездов под председательством местных мировых судей. К примеру, только за один 1912 г. в Архангельском окружном суде с участием присяжных заседателей было рассмотрено 200 уголовных дел, по которым 151 гражданин был осужден и 96 оправдано. Таким образом, суд с участием присяжных заседателей, несмотря на многочисленные организационные проблемы, действительно работал. Возрождение данного института судебной власти, гарантирующего участие народа в ее осуществлении, стало исторической преемственностью. Однако в силу действующего уголовно-процессуального закона количество дел с участием присяжных заседателей века нынешнего существенно меньше, чем в начальный период существования данного суда. За последние десять лет Архангельским областным судом с участием присяжных заседателей было рассмотрено 51 дело.

Пореформенное время, особенно кризисное начало XX в., было очень близко по духу нынешнему. Практическая реализация

взаимоотношений ветвей власти, главным образом — исполнительной и судебной, была полна функциональных переплетений. Необходимо было время, чтобы поменять всю систему работы. Вертикаль власти согласно «букве закона» судебных установлений формировалась крайне медленно. В качестве иллюстрации можно привести конкретный исторический факт, нашедший свое отражение в циркулярном письме старшего председателя московской судебной палаты, которое было адресовано председателю Архангельского окружного суда от 10 сентября 1914 г. (документу ровно 100 лет). Причем необходимо обратить внимание, что текст этого письма написан спустя 40 лет после введения уставов. Дословно цитируем часть текста письма, требующего от председателя Архангельского окружного суда предпринять конкретные меры по его реализации: «Государь Император. высочайше повелевает безотлагательно отобрать принудительным порядком, без уплаты денежного вознаграждения, все самодвижущиеся экипажи, принадлежащие австрийским подданным, проживающим в России, обратив эти машины на нужды войны». Очевидно, в то время, председателю Архангельского окружного суда еще был понятен механизм действий по исполнению вышеприведенных письменных указаний. Для века нынешнего, в том числе благодаря развитию идей реформы 1984 г., само появление подобного документа представляется невозможным. И в этом великая заслуга судебной реформы 1864 года, претворения ее идеи о сильной и независимой судебной власти, имеющей одно основное предназначение — осуществление правосудия.

Пророческими оказались слова А. Ф. Кони об огромном интересе потомков к судебной реформе 1864 г., которая отмежевала суду его собственную область и заставила действовать судью вместо прежнего административно-судебного чиновника. Судебные уставы трансформировались в узаконениях советского периода. И сейчас реформа 1864 г. дает основу для работы пытливого ума юриста. Даже если рассуждать о проблеме проблем — законодательной технике, в документах середины XIX в. есть чему поучиться. Празднование 150-летия судебных уставов 1864 г. является не только данью памяти о важнейшей вехе национальной истории, но и, несомненно, важным заделом для будущих многогранных правовых исследований.

СУДЕБНАЯ РЕФОРМА judicial reform СУДОУСТРОЙСТВО judicial system СУДОПРОИЗВОДСТВО judiciary УСТАВ УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА constitution of criminal justice АРХАНГЕЛЬСКАЯ ГУБЕРНИЯ arkhangelsk province
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов