Спросить
Войти

АФОНСКОЕ БОЛГАРСКОЕ ИСТОРИОПИСАНИЕ XVIII ВЕКА: МЕЖДУ СРЕДНЕВЕКОВЬЕМ И РАННИМ НОВЫМ ВРЕМЕНЕМ

Автор: указан в статье

РО! 10.34216/1998-0817-2019-25-4-14-19 УДК 94(497.2)"18"

Полывянный Дмитрий Игоревич

доктор исторических наук Ивановский государственный университет, г. Иваново

dipol53@mail.ru

АФОНСКОЕ БОЛГАРСКОЕ ИСТОРИОПИСАНИЕ XVIII ВЕКА: МЕЖДУ СРЕДНЕВЕКОВЬЕМ И РАННИМ НОВЫМ ВРЕМЕНЕМ

Исследование выполнено при поддержке Российского фонда фундаментальных исследований,

грант №17-01-00302-ОГН

Статья посвящена трем болгарским историческим сочинениям, созданным во второй половине XVIII в. на Афоне: «Истории славяно-болгарской» Паисия Хилендарского, анонимной «Зографской истории» и «Истории во кратце о болгарском народе словенском» иеромонаха Спиридона. По мнению автора, эти сочинения, с одной стороны, были порождены современной им атмосферой соперничества между афонскими монастырями и их греческим, болгарским и сербским клиром, а с другой - актуализированы усилившимися связями Хилендара и Зографа с болгарскими землями. Если первое обстоятельство сказалось на содержании изучаемых сочинений, то второе обусловило существенное расширение их аудитории, в свою очередь ставшее предпосылкой роста интереса к отечественной истории среди болгарского населения Румелии в первой половине XIX в.

«История славяно-болгарская», написанная болгарином-святогорцем Паисием Хилендарским в Зографском монастыре св. Георгия на Афоне в 1762 г., породила огромную литературу как в рамках изучения болгарской историографии и литературы Нового времени, так и в исследовании проблем формирования болгарской нации и ее самосознания. Стройная историографическая схема, согласно которой аргументированный историческим материалом призыв к родолюбию, прозвучавший из монашеской кельи, был адресован всему болгарскому народу, а труд Паисия десятилетиями переписывался от руки в городах и селах, став манифестом национального Возрождения, вознес хилендарского проигумена на недосягаемую высоту среди его современников. Канонизация Паисия Хилендарского Болгарской православной церковью в год двухсотлетия «Истории славяно-болгарской», еще более подчеркнула эту исключительность, и лишь в последние годы сделаны попытки более объективно и точно оценить его труд в современном ему контексте [21].

В контекстах «ускоренного развития» славянских литератур раннего Нового времени (А.Н. Робинсон) [18], языково-культурной ситуации в православном славянском мире раннего Нового времени (Р. Пиккио) [15] или балканского культурного многообразия эпохи зарождения национальных движений (В. Марагос) [10] уникальность дела и личности автора «Истории славяно-болгарской» в значительной степени оставляет в тени ту среду, которой принадлежал Паисий - собственно Хилендарский и Зографский монастыри второй половины XVIII в. [11; 16].

Гораздо скромнее освещены в научной литературе два других созданных на Афоне болгарских исторических сочинения, составляющих вместе с «Историей» Паисия своеобразный комплекс взаимосвязанных текстов. Это - анонимная «История вкратце о болгаро-словенском народе» (так называемая «Зографская история») [7, с. 628-642] и «История во кратце о болгарском народе словенском» иеросхимонаха Спиридона [8]. Насколько позволяет формат статьи, мы рассмотрим все три исторических сочинения в их святогорском контексте и во взаимных связях.

Как известно, самый ранний из известных списков «Истории славяно-болгарской», так называемый «Зографский черновик» (Зогр. слав. 43), был создан самим Паисием в Зографском монастыре в 1762 г. и, как считают многие исследователи, предшествовал «беловой» рукописи «Истории», с которой был сделан первый Софрониев (Котлен-ский) список (София, НБКМ 368).

Анонимная «История вкратце» известна по единственному списку в сборнике 1785 г. (Зогр. слав. 363), составленном зографским монахом Иаковом по заказу проигумена Констанция, как свидетельствует глосса: «Писалъ монахъ Иаковъ при церквы св[я]тыхъ Ап[о]с[то]лъ: в пре-делехъ м[она]ст[ы]ря Зографа: повелениемъ то-яжъ обители всепреподобнейшему господину киръ Константию в лето 1785 м[есе]ца декемвриа» [7, с. 628]

«История во кратце о болгарском народе словенском» иеросхимонаха Спиридона дошла в двух списках начала XIX в. (РНБ, Q.IV333 и Регионален исторически музей, г. Габрово, б/н), содержащих глоссу: «Сей летопис сочини ся и списася в лето 7300 (1792) в земли Молдовлахийской, в монастыре Нъмца Спиридоном иеромонахом» [23]. Принадлежность автора к кругу учеников Паисия Велич-ковского позволила В. Златарскому предположить, что Спиридон вошел в этот круг в Зографском монастыре в начале 1760-х гг., однако это предположение не нашло документальных подтверждений.

Вестник КГУ ^ № 4. 2019

© Полывянный Д.И., 2019

14

Если личные контакты между Паисием и авторами-составителями этих произведений неизвестны, то текстологические связи их произведений не вызывают сомнений, как и общая база их источников [5], в которой можно выделить несколько комплексов.

Первый составляют книги русской кириллической печати ХУП-ХУШ вв. - как переводные («Деяния церковная и гражданская» Цезаря Баро-ния, «Королевство славян» Мавро Орбини, «Феа-трон или позор исторический» Вильгельма Страте-мана), так и русские (киевский «Синопсис», «Рай мысленный» в издании Иверо-Валдайского монастыря 1659 г., печатные Пролог и Кормчая, «Книга житий святых», «Летопись» св. Димитрия Ростовского и др.).

Второй комплекс составили сочинения южнославянских авторов, изданные в Австрийской монархии (славянский перевод «Сгемматографии» П.Р. Витезовича, опубликованный Х. Жефарови-чем в Вене в 1741 г., «Разговор угодный народа славинского» А. Качича-Миошича, скорее всего известный на Афоне в кириллическом списке, сделанном самим автором [20] и др.).

Русское посредничество в первом комплексе источников и кириллица во втором при проникновении в афонскую среду сочинений «латинского» происхождения как бы снимали с них печать ино-славия и делали частью общего с православными авторами фонда исторических свидетельств. Так, предисловие иезуита Петра Скарги о пользе истории, которым открывался русский двухтомник «Деяний» Цезаря Барония, было практически дословно включено Паисием в свой труд и логично вписалось в его структуру.

Третий комплекс составили рукописные памятники афонских монастырей, среди которых - исторические компиляции по хронике Иоанна Зонары, сербские родословы, помянники, аутентичные и новодельные актовые материалы, включая так называемую Калиманову грамоту, хранившуюся в Зографском монастыре св. Георгия вместе с другими аналогичными документами.

Связи трех произведений между собой асимметричны. Автор «Зографской истории» и Па-исий Хилендарский могли пользоваться общим источником, аналогичным «Зографской истории», так как список последней в сборнике 1785 г. не мог являться источником «Истории славяно-болгарской». С другой стороны, автору версии 1785 г. был знаком кириллический список произведения А. Качича-Миошича, заимствования из которого отсутствуют в тексте, которым мог пользоваться Паисий (если автор «Истории славяно-болгарской» сознательно не проигнорировал легендарные данные о первых болгарских королях, заимствованные у Миошича). Спиридон же использовал как труд Паисия, так и «Зографскую историю».

Наличие нескольких написанных в одно время и связанных между собой исторических произведений представляет уникальное явление как для афонской славянской книжности, так и для культур православных южнославянских народов раннего Нового времени, что дает повод говорить о наличии Зографской историографической школы. Некоторым современным ученым она представляется кругом образованных монахов с близкими интересами, среди которых велся интенсивный обмен информацией, идеями и подходами к изучению истории [4; 24].

Это представление мало сопоставимо с реальной обстановкой в Зографе и Хилендаре в середине - второй половине XVIII в., когда оба монастыря, где преобладал болгарский клир, насчитывавший сотни людей, были тесно связаны между собой. Свидетельства В. Григоровича-Барского о двухстах монахах-болгарах (1720) и иеромонахов Никифора и Иерофея о четырехстах монахах-болгарах в Хи-лендаре и двухстах пятидесяти в Зографе (1821) дают, пусть и косвенное, представление о численности братии этих обителей в 50-60-е гг. XVIII в. По некоторым данным, в 1765 г. в Зографе насчитывалось 170 монахов-болгар [22, с. 308]. Активная строительная деятельность, ведшаяся в монастыре в 1758-1768 гг., требовала присутствия большого числа насельников-рабочих.

Ситуация на Святой Горе в это время не оставляла большого пространства для книжных занятий прежде всего с точки зрения условий монастырской жизни. Паисий Величковский объяснял причины своего отъезда с братией с Афона в 1763 г. как материальными трудностями, так и налоговым гнетом [6, с. 23-25]. К хозяйственным трудностям добавлялись напряженные отношения между группами святогорской братии, принадлежавшими разным народам, причем разделение касалось не только традиционных обитателей Св. Горы. Братия основанного Паисием Величковским Ильинского скита была по уставу разделена на славянскую и молдавскую, а для переезда своих шестидесяти четырех учеников в Молдавию старец нанял два корабля, на один из которых взошел сам Паисий и «весь славянский язык» (среди них мог быть и будущий иеросхимонах Спиридон [8, III]), а на другой - «молдавский язык» [6, 25]. Серб Досифей Обрадович, посетивший Хилендар около 1759 г., по прибытии на Афон с сожалением узнал, что «учитель Евгений (Вулгарис, будущий архиепископ Херсонский) не в силах терпеть эту всяческую монашескую кабалу, четыре месяца тому назад это чудесное место [Афон] оставил, а ученики его все разошлись. Как живут монахи в этом месте, я знаю, вы и от других слышали, а если и не слышали, тем лучше. В Хилендаре нашел я нескольких сербов, которые из века в век с болгарами препираются и не могут решить, чей Хилендар» [12, с. 164].

Обязанности проигумена, которые исполнял в Хилендаре иеромонах Паисий в 50-е гг. XVIII в., предполагали многочисленные хозяйственные функции, прежде всего длительные путешествия за милостыней - таксиды, и не оставляли много времени для книжных занятий. История таксиди-отских странствий Паисия в годы, предшествовавшие созданию «Истории славяно-болгарской», характеризует его выдающиеся деловые качества, позволявшие решать важные хозяйственные и правовые вопросы [14; 17]. В то же время в Хилен-дарском монастыре при Паисии накопились девятилетние недоимки по налогам, взимавшимся в пользу османских властей, и еще более обострились разногласия между болгарскими и сербскими монахами, заставившие проигумена на время оставить свой монастырь и искать убежища в Зографе, где им была завершена «История славяно-болгарская» [16, с. 28].

Какими бы ни были условия жизни и работы болгарских святогорцев, историко-культурные традиции Зографа и его богатое рукописное собрание играли роль важнейшей предпосылки развития историописания как интеллектуальной деятельности. При этом виды этой деятельности были различны как по характеру, так и по предназначению, а их традиции имели различную глубину. Представительная группа зографских документов XVI-XVIII вв., опубликованных К. Павликяновым [13], отчетливо рисует первый (назовем его условно «прикладным») уровень исторических изысканий зографских святогорцев - поновление и изготовление документов, связанных с хозяйственными и владельческими интересами монастырей и их земельными спорами, истоки которых нередко уходили в византийскую эпоху. При всей условности отождествления подобной деятельности с истори-описанием, она, во-первых, вела к формированию документальных комплексов, содержавших наряду с новоделами отдельные экземпляры, фрагменты и копии аутентичных документов, и, во-вторых, к профессионализации самой деятельности по составлению, обработке и расширению этих комплексов.

Монашеская среда, из которой вышли интересующие нас произведения, характеризовалась тесными связями с наиболее развитыми и, соответственно, перспективными с точки зрения такси-ды и паломничества центрами болгарских земель. С 50-х гг. XVIII в. болгарское присутствие на Афоне численно возрастает, а приходящие на Святую Гору монашествующие, насельники и паломники представляют различные области Болгарии и их центры. Именно они могли быть и первичной аудиторией отдельных частей исторических произведений и материалов к ним. Тем более часть данных текстов, например известное предисловие «Истории славяно-болгарской» «К хотящим читати и по-

слушати написанная в историйцу сию», явно была предназначена для устного обращения к болгарской братии и насельникам Хилендара и Зографа, а также к паломникам из Болгарии. Признаками ораторской прозы обладает и анонимная Зограф-ская история [4, с. 87-88].

На фоне проникновенных призывов Паисия пространные эрудитские изыскания Спиридона со ссылками на авторитетных, но заведомо неизвестных читателю авторов и четким делением труда на небольшие главы выглядят более свойственными собственно историографическому жанру. В то же время «История во кратце» Спиридона, в отличие от двух других, актуализирована рассказами о событиях XVIII в., заостряющих сюжет сотрудничества османских властей с греческой патриархией ради истребления болгарского священства.

Конкретно-исторические обстоятельства создания указанных текстов восстанавливаются с большими пробелами. Наибольший объем сведений относится к Паисию, который занялся написанием своего труда после того, как обошел «вьси мона-стири светогорские, где имеют болгарски стари книги и царски превелегии», а «такожде по Болгарии по многи места». Учитывая, что Паисий в 1755-1760 гг. исполнял должность проигумена Хилендара, требовавшую постоянных отлучек из монастыря, начало его работы над «Историей» обычно относят к 1760 г. Сам же историк особо выделил «обретение» важнейшего источника -русского перевода «Королевства славян» Мавро Орбини - во время поездки в Сремски-Карловцы в 1761 г., то есть на достаточно продвинутом этапе написания «Истории» [9, с. 84-85]. «Зографская история» и «История» Спиридона не могли быть созданы ранее 1759-1760 гг., когда был напечатан в Венеции, а затем переписан на Афоне кириллицей «Разговор» Качича Миошича.

Впечатления Паисия от поездки в Сремски-Карловцы в 1761 г. для возвращения вывезенных монастырских документов и ценностей и его личные контакты с иерархией Ипекской патриархии, наряду с сербо-болгарскими спорами за Хилендар, могли выразиться в антисербских инвективах Паи-сия. В византийских и западных источниках, как он пишет, «нет нигде никакого описания или свидетельства» о сербах. Из сербских же родословов и житий, написанных «различно и несогласно», «кто как хотел и как слышал от простых людей», по мнению автора, невозможно понять, «что есть право и истина» [8, с. 50]. Именно таким произведениям Паисий противопоставил свою «Историю». Учитывая ее «составной» характер и роль сведений, почерпнутых у Орбини, можно предположить, что работа Паисия началась с составления комментированных с помощью русского издания Барония списков болгарских царей («Собранное вкратце, сколь были знамениты короли и цари

16

Вестник КГУ ^ № 4. 2019

болгарские»). Без труда Орбини не могла быть завершена основная часть работы - «Собрание историческое о народе болгарском», а без нее, в свою очередь, не имел бы должного звучания призыв к болгарам «знать свой род и язык», придавший записям афонского монаха характер манифеста раннего национального Возрождения. До обретения труда Орбини Паисием могло быть переписано предисловие к книге Барония, полностью заимствованное у ее польского переводчика иезуита Петра Скарги.

На наш взгляд, мотивы к написанию истории в целом могли быть заданы прежде всего осведомленностью Паисия как таксидиота о социальном и культурном развитии греков, сербов и болгар в Османской и Австрийской империях и как про-игумена - о соперничестве между соответствующими «национальными» группами святогорской братии. Это обстоятельство могло повлиять на особую авторскую позицию Паисия, коренным образом отличающую его труд от работ его современников. Первым адресатом Паисия, скорее всего, и была болгарская святогорская братия, чьи позиции в тяжбах с сербским и греческим клиром за управление Хиландарем и в имущественных спорах ослаблялись отсутствием сохранившихся царских и патриаршеских летописей и грамот-«превелегий» в их пользу. Неоднократные ламентации и объяснения Паисия по поводу отсутствия у болгар царских и патриаршеских историй, житий святых и церковных правил очертили первоначальные контуры того пространства, которое должна была восполнить его книга.

С этого угла зрения Паисий продолжил традиции «прикладного» зографского историописания, памятником которого является так называемая Зо-графская сводная грамота - сводная хроника имущественных приобретений Зографа, составленная в XVI или начале XVII в. с использованием болгарских и византийских грамот и других источников [13, с. 77-80]. Материалы Зографской сводной грамоты использовали и два других автора, а приводимые в ней псевдоисторические сведения привели к искажению в их трудах дат и последовательности правлений болгарских государей. Однако ни Паисия, ни автора Зографской истории эти искажения смутить не могли - их задачи лежали в той же плоскости, требуя создания текстов, которые могли бы использоваться в афонской полемике, а у про-игумена Паисия - и вне Афона в защите позиций болгарского клира в спорах с греческим и сербским духовенством.

Существенную роль в создании собственно исторических частей всех трех историй сыграли перечни болгарских царей в афонских помянниках, списки которых имелись в Зографе. Паисийдо работал их на основе изученных им трудов Барония и Орбини, а также других материалов: «В некоторых

церквах и монастырях в помянниках обретаются имена царям болгарским, более сорока, и не по порядку записаны. Тут есть имена сыновей царских, которые не царствовали и не были царями, но их писали "царь, царь, царь" [9, с. 60]. Он включил в перечень тридцать три имени, включая легендарных царей Суботина и Селевкию, которые упоминаются и в Зографской истории. Краткое резюме деятельности наиболее славных болгарских государей Паисий завершает текстом, созвучным дошедшему в незавершенном отрывке окончанию помянника болгарских государей в конце Дринов-ского списка Синодика болгарской церкви: «О тех прочих царях что сказать? Одни были неблагополучны и побеждали их греки много раз, другие не были рода и племени царского и восставали на них болгары... Мог бы я из греческих историй о многих болгарских царях найти, сколько лет они царствовали, но не о всех царях находится, и поэтому не писал я, сколько лет они царствовали» [2, с. 162; 9, с. 67].

Еще один раздел «Истории» Паисия - («Здесь собрали коротко имена болгарских святых, сколько их просияло от болгарского народа в последнее время») - также не единственный текст такого рода, созданный на Афоне во второй половине XVIII в. Помимо сборника 1785 г., где помещена «Зографская история», перечень святых известен и по другой зографской рукописи [7, с. 630]. Поскольку все перечни включают имя новомученика Ангела Битольского (Леринского), пострадавшего в 1750 г., традиция составления таких перечней хронологически пересеклась с началом болгарского афонского историописания.

Предшествениками исторических перечней болгарских государей и святых на Афоне были помянники. Литургическое поминовение в Зогра-фе болгарских царей и святых утверждало континуитет болгарской истории от государей, именами которых они открывались, до имен ктиторов и жертвователей, которые сообщались его посланцами - таксидиотами, и записывавшихся в самом монастыре имен паломников с упоминанием мест, откуда они пришли [7, с. 484-509]. Последние записи формировали представления о территории проживания болгар и закладывали основы их территориально-государственной идентичности, которая складывалась в дальнейшем на церковно-конфессиональной основе.

Продолжающейся традицией афонского исто-риописания раннего Нового времени, в том числе зографского, были появившиеся в напряженной полемике вокруг Брестской унии 1596 г. сводные исторические описания Святой Горы, ее монастырей и святынь, в которых на фоне отчетливых антикатолических мотивов утверждались идеи православного единения. В XVII в. эти произведения возвращались на Святую Гору в восточнославянских изданиях кириллической печати, что еще более повышало их известность и авторитет. Примером может служить известный рассказ о зографских мучениках, возвращенный на Афон в старопечатных изданиях и известный авторам всех трех историй [1].

Если в целом комплекс исторических сочинений второй половины XVIII в. обобщил и актуализировал материалы исторических текстов разного времени, их характера и происхождения, то дальнейшее бытование произведений Паисия, анонимного автора «Зографской истории» и Спи-ридона в болгарских землях означало новый этап его развития. Во многих переработках «Истории славяно-болгарской» происходит синтез этих произведений. Через Рильский монастырь, где подвизался после Нямца Спиридон, в этом процессе принимала участие и его «История». Так традиции болгарского историописания в Зографе и Хиленда-ре второй половиныХ^П в. продолжали свое бытие в болгарских землях уже в XIX столетии, внося свой вклад в культурное возрождение болгарского народа, причем степень их востребованности определялась уже иными факторами и условиями, нежели в период их зарождения.

Библиографический список

1. Божилов И. Мъчение на зографските монаси. Легенди и факти // Светогорска обител Зограф. -София: Фондация «Св. Климент Охридски» 1996. -Т. 2. - С. 175-188.
2. Божилов И., Тотоманова А., Билярски И. Бо-рилов синодик. Издание и превод. - София, 2010. -386 с.
3. Бояджиев С. Архитектура на българския манастир «Св. Георги-Зограф» на Света гора // Светогорска обител Зограф. - София: Фондация «Св. Климент Охридски», 1995. - Т. 1. - С. 173182.
4. Драгова Н. Българска историографска школа в Зограф през 60-те години на XVIII век // Светогорска обител Зограф. - София: Фондация «Св. Климент Охридски», 1995. - Т. 1. - С. 79-90.
5. Драгова Н. Формиране на българските исто-рици през XVIII век // Проблеми на балканската история и култура. - София, 1979. - С. 127-141.
6. Житие молдавскаго старца Паисия Велич-ковского / перелож. со слав. на рус. язык архим. А[гапитом]. - Свято-Троицкая Сергиева лавра, 1906. - 55 с.
7. Иванов Й. Български старини из Македония. - Фототипно издание. - София: Наука и из-куство, 1970. - 704 с.
8. История во кратце о болгарском народе сла-венском: Сочинися и списася в лето 1792 Спиридо-ном иеросхимонахом / стъкми за издание В.Н. Зла-тарски. - София: Печатница на Ив.Г. Говедаров и Ое, 1900. - 126 с.
9. История славеноболгарская собрана и нареж-дена Паисием иеромонахом в лето 1762 / стъкми за печат по първообраза Йор. Иванов. - София: Държавна печатница, 1914. - 92 с.
10. Марагос В. Паисий Хилендарски и Софро-ний Врачански. От православната идеология към изграждане на българската идентичност. - София: Университетско изд-во «Св. Климент Охридски», 2012. - 332 с.
11. Матеич М. Икономическото и културното състояние на Хилендарския манастир по времето на Паисий // Старобългарска литература. - София: Изд-во на БАН, 1982. - Т. 11. - С. 9-15.
12. Обрадовик Д. Писмо Харалампщу. Живот и прикъученща. - Београд: Просвета, 1975. - 286 с.
13. Павликянов К. История на българския све-тогорски манастир Зограф от 980 до 1804 г. - София: Университетско изд-во «Св. Климент Охрид-ски», 2005. - 259 с.
14. Пеев Д. Нови документа за хилендар-ския проигумен Паисий от втората половина на XVIII в. // Археографски прилози. - 2017. - №2 39. -С. 149-198.
15. Пикио Р. Православното славянство и ста-робългарската културна традиция. - София: Уни-верситетско изд-во «Св. Климент Охридски», 1993. - 724 с.
16. Радев И. Отец Паисий Хилендарски. Контекст и отгласи от личността и делото му. - София: Академич. изд-во «Акад. Марин Дринов», 2012. -432 с.
17. Райков Б. Нови исторически документа за живота и смъртта на Паисий Хилендарски // Известия на Народна библиотека «Кирил и Методий». -София, 1976. - Т. 14 (20). - С. 25-33.
18. Робинсон А.Н. Историография славянского Возрождения и Паисий Хилендарский: Вопросы литературно-исторической типологии. - М.: Наука, 1963. - 141 с.
20. Трайков В. Андрия Качич Миошич и Паисий Хилендарски // Андрия Качич Миошич и българи-те. - София: Университетско изд-во «Св. Климент Охридски», 2000. - С. 65-72.
21. Трендафилов В. Паисий - не конструктор, а конструкт на Възраждането // Култура. -22.12.1996. - № 51-52.
22. Турилов А.А., Чешмеджиев Д. Зограф // Православная энциклопедия. - М., 2010. - Т. 20. -С. 301-313.
23. Христова Б. Спиридон и неговата история во кратце // Спиридон, йеромонах. История во кратце о болгарском народе славенском, 1792. -София, ГАЛ-ИКО, 1992. - С. 7-43.
24. Цанев Д. За историографското място на Зографската българска история от XVIII век // Светогорска обител Зограф. - София: Фондация «Св. Климент Охридски», 1995. - Т. 1. - С. 91-97.

Вестник КГУ .J № 4. 2019

18

References

1. Bozhilov I. M"chenie na zografskite monasi. Legendi i fakti // Svetogorska obitel Zograf. - Sofiya: Fondaciya «Sv. Kliment Ohridski» 1996. - T. 2. -S. 175-188.
2. Bozhilov I., Totomanova A., Bilyarski I. Borilov sinodik. Izdanie i prevod. - Sofiya, 2010. - 386 s.
3. Boyadzhiev S. Arhitektura na b"lgarskiya manastir «Sv. Georgi-Zograf» na Sveta gora // Svetogorska obitel Zograf. - Sofiya: Fondaciya «Sv. Kliment Ohridski», 1995. - T. 1. - S. 173-182.
4. Dragova N. B"lgarska istoriografska shkola v Zograf prez 60-te godini na XVIII vek // Svetogorska obitel Zograf. - Sofiya: Fondaciya «Sv. Kliment Ohridski», 1995. - T. 1. - S. 79-90.&
5. Dragova N. Formirane na b"lgarskite istorici prez XVIII vek // Problemi na balkanskata istoriya i kultura. - Sofiya, 1979. - S. 127-141.
6. ZHitie moldavskago starca Paisiya Velichkovskogo / perelozh. so slav. na rus. yazyk arhim. A[gapitom]. - Svyato-Troickaya Sergieva lavra, 1906. - 55 s.
7. Ivanov J. B"lgarski starini iz Makedoniya. -Fototipno izdanie. - Sofiya: Nauka i izkustvo, 1970. -704 s.
8. Istoriya vo kratce o bolgarskom narode slavenskom: Sochinisya i spisasya v leto 1792 Spiridonom ieroskhimonahom / st"kmi za izdanie V.N. Zlatarski. - Sofiya: Pechatnica na Iv.G. Govedarov i Sie, 1900. - 126 s."
9. Istoriya slavenobolgarskaya sobrana i narezhdena Paisiem ieromonahom v leto 1762 / st"kmi za pechat po p"rvoobraza Jor. Ivanov. - Sofiya: D"rzhavna pechatnica, 1914. - 92 s.
10. Maragos V Paisij Hilendarski i Sofronij Vrachanski. Ot pravoslavnata ideologiya k"m izgrazhdane na b"lgarskata identichnost. - Sofiya: Universitetsko izd-vo «Sv. Kliment Ohridski», 2012. - 332 s.
11. Mateich M. Ikonomicheskoto i kulturnoto s"stoyanie na Hilendarskiya manastir po vremeto na Paisij // Starob"lgarska literatura. - Sofiya: Izd-vo na BAN, 1982. - T. 11. - S. 9-15.
12. Obradovih D. Pismo Haralampiju. ZHivot i prikbuchenija. - Beograd: Prosveta, 1975. - 286 s.
13. Pavlikyanov K. Istoriya na b"lgarskiya svetogorski manastir Zograf ot 980 do 1804 g. -Sofiya: Universitetsko izd-vo «Sv. Kliment Ohridski», 2005. - 259 s.
14. Peev D. Novi dokumenti za hilendarskiya proigumen Paisij ot vtorata polovina na XVIII v. // Arheografski prilozi. - 2017. - № 39. - S. 149-198.
15. Pikio R. Pravoslavnoto slavyanstvo i starob"lgarskata kulturna tradiciya. - Sofiya: Universitetsko izd-vo «Sv. Kliment Ohridski», 1993. -724 s.
16. Radev I. Otec Paisij Hilendarski. Kontekst i otglasi ot lichnostta i deloto mu. - Sofiya: Akademich. izd-vo «Akad. Marin Drinov», 2012. - 432 s.
17. Rajkov B. Novi istoricheski dokumenti za zhivota i sm"rtta na Paisij Hilendarski // Izvestiya na Narodna biblioteka «Kiril i Metodij». - Sofiya, 1976. -T. 14 (20). - S. 25-33.
18. Robinson A.N. Istoriografiya slavyanskogo Vozrozhdeniya i Paisij Hilendarskij: Voprosy literaturno-istoricheskoj tipologii. - M.: Nauka, 1963. - 141 s.
20. Trajkov V Andriya Kachich Mioshich i Paisij Hilendarski // Andriya Kachich Mioshich i b"lgarite. -Sofiya: Universitetsko izd-vo «Sv. Kliment Ohridski», 2000. - S. 65-72.
21. Trendafilov V. Paisij - ne konstruktor, a konstrukt na V"zrazhdaneto // Kultura. - 22.12.1996. -№ 51-52.
22. Turilov A.A., CHeshmedzhiev D. Zograf // Pravoslavnaya enciklopediya. - M., 2010. - T. 20. -S. 301-313.
23. Hristova B. Spiridon i negovata istoriya vo kratce // Spiridon, jeromonah. Istoriya vo kratce o bolgarskom narode slavenskom, 1792. - Sofiya, GAL-IKO, 1992. - S. 7-43.
24. Canev D. Za istoriografskoto myasto na Zografskata b"lgarska istoriya ot XVIII vek // Svetogorska obitel Zograf. - Sofiya: Fondaciya «Sv. Kliment Ohridski», 1995. - T. 1. - S. 91-97.
БОЛГАРСКОЕ ИСТОРИОПИСАНИЕ АФОН ПАИСИЙ ХИЛЕНДАРСКИЙ "ЗОГРАФСКАЯ ИСТОРИЯ" ИЕРОМОНАХ СПИРИДОН bulgarian history writing athos saint paisius of hilendar "zoghraf history" monk-priest spyridon of gabrovo
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов