Спросить
Войти

Биохимик в роли филолога: М. Ниренштейн и россиеведение в Бристольском университете

Автор: указан в статье

УДК 94(420)

Вестник СПбГУ. Сер. 2. 2016. Вып. 1

П. А. Трибунский

БИОХИМИК В РОЛИ ФИЛОЛОГА: М. НИРЕНШТЕЙН И РОССИЕВЕДЕНИЕ В БРИСТОЛЬСКОМ УНИВЕРСИТЕТЕ*

В статье впервые в мировой историографии рассматривается биография представителя российского научного зарубежья, биохимика Максимилиана Ниренштейна (1877-1946): получение им высшего образования, вхождение в академическую корпорацию Великобритании, этапы карьеры, основные направления (в том числе изменения направления) научной деятельности, его натурализация как британского подданного, обстоятельства личной жизни. Детально прослежена деятельность М. Ниренштейна в годы Первой мировой войны, когда он, как и многие сотни ученых, оказался вовлечен в работу на оборону в невиданных ранее масштабах. Отдельно рассматривается попытка учреждения курсов русского языка в Бристольском университете в годы Первой мировой войны на фоне феноменального роста интереса ко всему, связанному с Россией, и участие Ниренштейна в развитии россиеведения. Библиогр. 62 назв.

P. A. Tribunskii

A BIOCHEMIST AS A PHILOLOGIST: M. NIERENSTEIN AND RUSSIAN STUDIES AT UNIVERSITY OF BRISTOL

For the first time in world historiography a biography of a Russian scholar abroad, biochemist Maximilian Nierenstein (1877-1946) is considered: a process of gaining higher education, his participation in UK academic corporation, his career stages, the main directions (including change of directions) of scientific activity, his naturalization as a British citizen, the circumstances of his personal life. The activities of M. Nierenstein during World War I are traced in details, the period, when he, like many hundreds of scientists, was involved in the work for the defense on an unprecedented scale. An attempt to institute of Russian language courses at the University of Bristol during World War I is also considered, as well as M. Nierenstein&s participation in the development of Russian studies. Refs 62.

Роль представителей «российского научного зарубежья»1 в становлении россиеведения в Великобритании на рубеже XIX-XX вв. изучена недостаточно. В рамках этой темы может быть указана чуть ли единственная специальная работа,

Трибунский Павел Александрович — кандидат исторических наук, старший научный сотрудник, Дом русского зарубежья им. А. Солженицына, Российская Федерация, 109240, Москва, ул. Нижняя Радищевская, 2; старший научный сотрудник, Институт российской истории РАН, Российская Федерация, 117036, Москва, ул. Дмитрия Ульянова, 19; pt2140@yandex.ru

Tribunskii Pavel Aleksandrovich — PhD, Senior Research Associate, House of Russian Diaspora Abroad named after A. Solzhenitsyn, 2, Niznya Radishevskaya str., Moscow, 109240, Russian Federation; Senior Research Associate, The Institute of Russian History of the Russian Academy of Sciences, 19, Dmitry Uliyanov str., Moscow, 117036, Russian Federation; pt2140@yandex.ru

* Считаю своим приятным долгом поблагодарить за финансовое содействие Paulsen Fellowship, позволившей провести исследование в британских архивах. Отдельные слова благодарности — сотруднику отдела специальных коллекций Бристольского университета Майклу Ричардсону (Michael Richardson), куратору Русского архива Лидса Ричарду Дэвису (Richard Davies), заместителю директора по научной части Даугавпилсского краеведческого и художественного музея Людмиле Жил-винской, директору музея «Евреи в Даугавпилсе и Латгалии» Иосифу Рочко.

© Санкт-Петербургский государственный университет, 2016

1 О термине «российское научное зарубежье» см.: [Борисов 1993; Борисов 1994; Сорокина 2010].

посвященная деятельности выходцев из России в Школе россиеведения при Ливерпульском университете [Трибунский 2013]. Настоящая статья ставит себе целью рассмотреть биографию биохимика М. Ниренштейна, волею судеб оказавшегося вовлеченным в преподавание русского языка в Бристольском университете, факт, заметим, совершенно неизвестный историкам университета [ср.: University community... 1976; Carleton 1984; Whittingham 2009]. Да и сам Ниренштейн не избалован вниманием биографов. Удалось обнаружить лишь один краткий некролог в научном журнале [Obituaries 1947, р. 108], три — в местных газетах [Funeral... 1946; Dr. M. Nierenstein 1946; Doctor&s Death 1946] и две лапидарные биографические заметки в сети Интернет, равно как и небольшую энциклопедическую статью, посвященную химической реакции, названной в его честь [Maximilian Nierenstein; Nierenstein Maximilian; Nierenstein reaction].

Согласно собственноручно заполненному сертификату натурализации наш герой родился 11 декабря 1877 г. в городе Динабург Витебской губернии Российской империи (ныне — латвийский Даугавпилс) у Петра Ниренштейна и его жены Ольги, российских поданных [Certificate of Naturalization... 1909]. Была ли им указана дата по григорианскому или юлианскому календарю — неизвестно. Попытка проверить эту дату по метрическим книгам Динабурга, оцифрованным Латвийским государственным историческим архивом (Latvijas Valsts Vestures Arhivs) и представленным в сети Интернет, не увенчалась успехом: в метрических книгах католиков, православных, протестантов всех деноминаций искомое рождение не зафиксировано, а метрические книги по иудеям за 1877 г. не сохранились [Raduraksti]. На то, что Ниренштейн мог быть евреем, косвенно указывает имя, под которым он получал высшее образование, — Моисей Макс. Однако это не более чем догадка, которую пока не удалось подтвердить ни мне, ни проведшим по моей просьбе розыски данной фамилии среди динабуржцев Л. Жилвинской и И. Рочко. Последние не смогли обнаружить никаких следов упомянутой семьи. Мне также не удалось установить состава семьи, ее сословной и религиозной принадлежности, уровня образования и благосостояния. Наверняка можно лишь утверждать, что в 1946 г. мать нашего героя была жива и находилась в Великобритании [Funeral. 1946].

Данных о детстве и юности, равно как и начальном образовании Ниренштей-на, обнаружить не удалось. Согласно некрологу он получил высшее образование в Вене, после чего перебрался в Бернский университет, где подготовил докторскую диссертацию по органической химии, которую защитил в 1903 г. Диссертация Моисея Макса Ниренштейна вышла под названием «Синтез 2-оксифлавоноида» на немецком языке в Берне в 1904 г. [Doctor&s Death 1946; Nierenstein 1904]. В 1904 г. в том же университете защитил свою диссертацию по органической химии поляк Казимир Функ (Funk; 1884-1967), также уроженец Российской империи, введший в науку понятие «витамины». Первое название нового вещества — «Витамайн» (Vitamine) — было предложено Функу его приятелем по Бернскому университету Ни-ренштейном [Combs 2008, р. 16, note 7]2.

Вероятно, в начале 1904 г. Ниренштейн перебрался в Соединенное королевство. Что его сподвигло искать применения своим профессиональным знаниям и умениям именно в этой стране — можно только догадываться. В Великобритании

2 Подробнее о К. Функе см.: [Harrow 1955; Griminger 1972]. Вестник СПбГУ. Сер. 2. История. 2016. Вып. 1 93

Ниренштейн раз и навсегда сменил имя на Максимилиана. Судя по описанию обряда похорон, принял католичество [Funeral... 1946; Dr. M. Nierenstein 1946; Doctor&s Death 1946].

В начале марта 1904 г. Ниренштейн поселился в Лидсе, где прожил по август

1905 г. В том же марте 1904 г. Ниренштейн познакомился с профессором химии на отделении кожевенной промышленности Йоркширского университета (позже переименованного в Лидский университет) Г. Р. Проктером (Procter; 1848-1927). С 1 октября 1904 г. по 30 июня 1905 г. Ниренштейн работал научным сотрудником (assistant research master) в лаборатории отделения кожевенной промышленности под руководством Проктера [Leeds City Police 1909; County Chief. 1909; Memorial. 1909]. Представляется, что именно Проктер составил протекцию молодому биохимику при устройстве в университет. Без сомнения, он способствовал появлению статей Ниренштейна на немецком языке, посвященных танинам, в журнале «Коллегиум», официальном органе Международной ассоциации химиков кожевенной промышленности, вице-президентом британской секции которой Проктер состоял в то время [British Section 1905, р. 3]. Позже и сам Ниренштейн станет членом британской секции ассоциации.

Выбор Лидса в качестве места жительства и последующее трудоустройство Ниренштейна в Йоркширском университете, возможно, были связаны с некоей неизвестной нам договоренностью (рекомендацией) кого-то из наставников Ни-ренштейна по Вене или Берну, так как высшие учебные заведения Великобритании в начале ХХ в. редко брали на работу иностранцев с небританским образованием.

Причины перехода Ниренштейна по окончании учебного года в Университетский колледж в Аберистуите (Уэльс) на 1905-1906 учебный год доподлинно неизвестны. Вряд ли это были трения с Проктером: Ниренштейн продолжал сотрудничать с «Коллегиумом», и именно Проктер был одним из его рекомендателей при прошении на получение британского подданства. Возможно, Ниренштейн перешел на лучше оплачиваемую позицию, так как его должность, судя по свидетельству Проктера, была аналогичной таковой в Лидсе. Как бы то ни было, август 1905 — июнь 1906 г. он провел в Аберистуите [County Chief. 1909; Memorial. 1909], откуда и подал заявку на международную стипендию Дж. У. Гарретта (John W. Garrett International Fellow) при Ливерпульском университете, которая присуждалась специалистам в области патологии, физиологии или биохимии.

Предшественником Ниренштейна по стипендии был биохимик, немец Антон Брайнль (Breinl; 1880-1944), окончивший Карлов университет со степенью доктора медицины и в 1904 г. приехавший в Ливерпуль для специализации в Школе тропической медицины при тамошнем университете. В 1907 г. Брайнль стал директором исследовательской лаборатории Школы в находившемся неподалеку от Ливерпуля городке Ранкорн, которую возглавлял до 1 октября 1909 г. включительно, после чего занял пост директора Австралийского института тропической медицины [Douglas 1979, р. 394-395; Liverpool School of Tropical Medicine 1920, p. 36, 40]3.

Ниренштейн получил стипендию Дж. У Гарретта на 1906-1908 гг. и в июне

1906 г. переехал в Ливерпуль. Он стал научным сотрудником Школы тропической медицины. 4 февраля 1908 г. Ниренштейн был назначен демонстратором (research
3 Подробнее об А. Брайнле см.: [Douglas 1977]. 94 Вестник СПбГУ. Сер. 2. История. 2016. Вып. 1

demonstrator) в лабораторию школы в городе Ранкорн, куда и сам перебрался на жительство. В лаборатории активно исследовались возбудители сонной болезни, а также другие спирохеты и патогенные паразиты, привезенные из африканских экспедиций, организованных школой. В Ливерпуле научные интересы Ниренштей-на претерпели существенные изменения: в годы работы в Школе и лаборатории он публиковался в английских и немецких журналах «Annals of Tropical Medicine and Parasitology», «The Lancet», «Deutsche Medizinische Wochenschrift», «Zeitschrift für Immunitätsforschung und experimentelle Therapie» с исследованиями о возбудителях сонной болезни (трипаносомы), об экспериментах в области создания лекарства от упомянутой болезни (химиотерапия), об изучении свойств лекарственного препарата «атоксил». 22 апреля 1909 г. Ниренштейн подал в отставку с поста демонстратора [Liverpool School of Tropical Medicine 1920, p. 39, 40, 71; Memorial... 1909]4.

Незадолго до увольнения из лаборатории Ниренштейн 9 марта 1909 г. подал заявку на натурализацию. По его словам, получение британского гражданства должно было способствовать развитию его научной карьеры. Полгода ушло у властей на сбор необходимых сведений о Ниренштейне, после чего был выписан сертификат натурализации (18 октября), заявитель был приведен к присяге (23 октября), сертификат был зарегистрирован и возвращен просителю (29 октября) [Memorial. 1909; County Chief. 1909; Chief Constable&s Office. 1909; Cardiganshire Constabulary. 1909; Leeds City Police. 1909; Certificate of Naturalization. 1909].

Выход в отставку был связан со сменой места работы: Ниренштейн представил свою кандидатуру на должность лектора сельскохозяйственной химии в Бристольский университет, недавно преобразованный в таковой из университетского колледжа. После выборов на должность лектора Ниренштейн, вероятно, летом 1909 г. переехал в Бристоль, где осел и прожил всю оставшуюся жизнь. Наряду с этим Ни-ренштейн любил путешествовать.

Остепенившийся преподаватель в июле 1910 г. женился на уроженке валлийского города Эббу Вейл — Элис Мери, урожденной Ли (Lee; 1884 — после 1946). Супруга получила степень бакалавра в Университете Уэльса, став обладателем диплома с отличием как специалист по французскому языку. Э. М. Ниренштейн репетировала юношей и девушек, желавших поступить в университеты. В 1912 г. у пары родилась единственная дочь — Ольга Ли, позже вышедшая замуж за преподавателя Бристольского университета Дж. Л. М. Моррисона (Morrison) [Genealogy.; Funeral. 1946; Dr. M. Nierenstein 1946; Doctor&s Death 1946; University of Bristol. Minutes of Council. July, 1909 — July, 1910, p. 50; University of Bristol. Minutes of Senate. July, 1909 — July, 1910, р. 67; University of Bristol. Minutes of Senate. July, 1914 — July, 1915, р. 9; University of Bristol. Minutes of Senate. July, 1915 — July, 1916, р. 22].

В декабре 1909 г. Ниренштейн был переименован в лектора по биохимии [University of Bristol. Minutes of Council. July, 1909 — July, 1910, p. 50; University of Bristol. Minutes of Senate. July, 1909 — July, 1910, р. 67], что больше соответствовало его профилю. В этой должности он и оставался до 1930-х годов, когда занял должность доцента (reader). Удалось найти данные относительно его жалования: до 19161917 учебного года оно составляло 250 фунтов в год, а с 1 сентября 1916 г. было увеличено до 300 фунтов [University of Bristol. Minutes of Council. July, 1916 — July, 1917,

4 Перечень работ М. Ниренштейна в годы его работы в Школе см.: [Liverpool School of Tropical Medicine 1920, p. 79, 85, 89].

р. 102; University of Bristol. Minutes of Council. July, 1917 — July, 1918 р. 6]. В 1942 г. Ниренштейн вышел в отставку. В течение 33 лет Ниренштейн читал лекции по биохимии, вел занятия в лаборатории, принимал экзамены, участвовал в деятельности различных университетских комитетов и комиссий. Помимо деятельности в университете выступал с публичными лекциями: например, в феврале-марте 1935 г. он прочел курс из 6 лекций по истории химии в Бристольском университете [Newspaper Cuttings, р. 128, 145, 157, 173, 176, 182а]. В Бристоле Ниренштейн сосредоточился, как и в начале карьеры, на химии танинов. Он активно публиковался в английских, немецких и американских журналах («Journal of the Society of Dyers and Colourists», «Berichte der Deutschen Chemischen Gesellschaft», «ChemikerZeitung», «Jahrbuch der chemie — Bericht über die wichtigsten Fortschritte der Reinen und angewandten Chemie», «Justus Liebig&s Annalen der Chemie», «Chemisches Zentralblatt», «Journal of the American Chemical Society», «Journal of the Chemical Society. Transactions», «Sammlung chemischer und chemisch-technischer Vorträge», «Journal of Physiology», «Biochemical Journal», «Isis», «The Journal of Physical Chemistry» и др.), принимал участие в написании коллективных справочников («Handbuch der Biochemischen Arbeitsmethoden», «Biochemisches Handlexikon»), выпустил небольшую монографию [Nierenstein 1910]. В 1915 г. в совместной статье с Д. А. Клиббенсом Ни-ренштейн описал синтез арилхлорметилкетонов из диазометана и ароилхлоридов, за которым в органической химии закрепилось название «реакция Ниренштейна» [Clibbens, Nierenstein 1915, р. 1491-1494; Серрей 1962, с. 14]. Заслуги Ниренштей-на в области промышленной химии были высоко оценены профессиональным сообществом: в 1918 г. он был удостоен почетной степени доктора наук Женевского университета [University of Bristol. Minutes of Senate. July, 1917 — July, 1918 p. 77, 167]. Другим научным увлечением Ниренштейна была история химии и, в частности, история химии танинов, которой он посвятил совместную с М. Скином книгу, отдельно выпустив сборник наиболее значимых исторических текстов предшественников [Nierenstein 1932; Nierenstein, Skene 1934]. На склоне лет Ниренштейн усиленно занимался историей медицины [Funeral. 1946; Doctor&s Death 1946].

В последние годы М. Ниренштейн с женой проживал в Уэстбери-он-Трим, северном пригороде Бристоля, где и скончался 24 января 1946 г. Поминальную службу в местной церкви Святого сердца 29 января провел епископ Клифтонский У Ли. В тот же день Ниренштейн был похоронен на местном кладбище Кэнфорд (Can-ford) [Funeral. 1946; Dr. M. Nierenstein 1946; Doctor&s Death 1946].

К сожалению, архив М. Ниренштейна оказался распыленным и практически весь утерян. В библиотеке Бристольского университета сохранился лишь один конволют из статей Ниренштейна периода его работы в Школе тропической медицины [Nierenstein 1907-1909]. Небольшая коллекция его документов, датируемых 1930-ми годами, оказалась в архиве британского Музея науки. В ее составе 26 папок: переписка с библиотеками, учеными, копии трудов, исследовательские заметки Ниренштейна об одном из знаменитейших врачей XVIII в., нидерландском ботанике и химике Германе Бургаве (Boerhaave; 1668-1738) [Notes and Correspondence. 1931-1938].

Возникает резонный вопрос: где в биографии биохимика нашлось место россиеведению? Для ответа необходимо подробно рассмотреть жизнь и деятельность М. Ниренштейна в эпоху первого в мире тотального вооруженного конфликта,

когда в невиданных ранее масштабах к работе на оборону были привлечены деятели науки и ученые общества, — в Первую мировую войну.

С началом войны многие студенты и преподаватели Бристольского университета добровольцами записались в вооруженные силы. Война коснулась судьбы обоих супругов Ниренштейн. После того как в самом начале войны лектор французского языка Ф. Бойо отправился добровольцем в армию своей страны, Э. М. Ниренштейн вместе с несколькими другими женщинами объявили о желании вести занятия по французскому языку в университете на бесплатной основе. Э. М. Ниренштейн преподавала французский язык на протяжении 1914-1915 и 1915-1916 учебных годов [University of Bristol. Faculty of Arts. Minutes. Vol. I p. 105, 109, 114; University of Bristol. Minutes of Senate. July, 1914 — July, 1915 р. 9, 53, 234; University of Bristol. Minutes of Senate. July, 1915 — July, 1916 р. 22; University of Bristol. Minutes of Council. July, 1914 — July, 1915 р. 34, 45, 128, 129; University of Bristol. Minutes of Council. July, 1915 — July, 1916 р. 17, 19; University of Bristol. Annual Report of Council to Court. 1917 р. 42]. Сам М. Ниренштейн в октябре 1914 г. предложил свои услуги военным властям в качестве переводчика и был зачислен в Британскую службу переводчиков (British Interpreter Service). На время нахождения на военной службе университет обязался выплачивать ему полное жалование. Вместе с исполнением обязанностей переводчика Ниренштейн принял участие в публичных лекциях, организованных университетом по темам, связанным с войной: в течение 1914-1915 учебного года он прочел 3 лекции (2 в Бристоле и 1 в Бате). Совет университета в качестве поощрения заплатил Ниренштейну за 1914-1915 учебный год дополнительный гонорар в 50 фунтов. Такого же гонорара Ниренштейн удостоился и по результатам 19151916 учебного года [University of Bristol. Minutes of Council. July, 1914 — July, 1915 р. 35, 43, 97, 98, 120, 123, 138; University of Bristol. Minutes of Council. July, 1915 — July, 1916, р.108, 109; Owen 1916, р. 9].

Первая мировая война вызвала в Великобритании небывалый интерес к «славному союзнику» России, ее языку, литературе, культуре, в общем ко всему тому, что было связано с этой загадочной для британцев страной5. Не остался в стороне от «русского помешательства» и Бристоль. До 1914 г. никаких занятий по русскому языку или какому-либо другому предмету, связанному с изучением России, в университете не было. На волне возросшего интереса к России университет организовал на 1914-1915 учебный год курсы русского языка, которые, судя по имеющимся данным, должен был вести бывший подданный Российской империи М. Ниренштейн. Однако служебные обязанности в качестве переводчика не позволили ему заняться преподаванием. Вместо него вечерние курсы русского языка в 1914-1915 учебном году были проведены молодой женщиной, подданной Российской империи Марией Беренблюм (? — ?), после начала войны бежавшей из Бельгии в Великобританию. Занятия посещали 4 человека [University of Bristol. Minutes of Council. July, 1914 — July, 1915 р. 100; University of Bristol. Minutes of Senate. July, 1914 — July, 1915 р. 114; Owen 1916, p. 9]. К сожалению, данными о составе учащихся, точных датах проведения занятий, равно как и об учебной программе и пособиях для обучения, мы не располагаем.

Детали биографии Марии Беренблюм также установить не удалось. Однако мы не можем не привести интересные данные о другом человеке с аналогичной

5 Подробнее см.: [Muckle 2008; Колотовкина 2001]. Вестник СПбГУ. Сер. 2. История. 2016. Вып. 1 97

фамилией, который, возможно, является родственником вышеупомянутой особы. В 1914 г. после начала войны из Бельгии в Великобританию выехала семья Берен-блюмов, подданных Российской империи, самым известным представителем которой в будущем стал биохимик Исаак Беренблюм (1903-2000). В Великобритании семья поселилась именно в Бристоле, где маленький Исаак закончил школу [Беренблюм Ицхак; Prof. Isaac Berenblum]. К слову, высшее образование Исаак получил в Лидском университете, как мы помним, первом месте службы М. Ниренштейна по приезду в Великобританию.

В 1915-1916 учебном году курсы русского языка в Бристольском университете не устраивались [Owen, 1916 р. 9]. М. Ниренштейн, судя по всему, продолжал служить в качестве переводчика и заняться их устройством не мог. Но что помешало М. Беренблюм повторить прошлогодний опыт? Возможно, как это часто случалось в истории россиеведения в Великобритании, первый порыв энтузиазма при столкновении с трудностями изучения русского языка быстро сошел на нет. Правда, не исключено, что прекращение курсов было связано с недостатком опыта М. Берен-блюм в преподавании русского языка как иностранного британским учащимся.

Перемены в положении М. Ниренштейна оказались непосредственно связанными с изменениями во внутренней политике Великобритании. 24 января был принят закон, вводивший всеобщую воинскую повинность для неженатых мужчин в возрасте от 18 до 40 лет, а 27 января 1916 г. закон получил королевскую санкцию. Повинность поставила под угрозу преподавание в британских университетах, в том числе и Бристольском. Как результат, на майских заседаниях сената и совета Бристольского университета был поставлен вопрос об освобождении от призыва ряда преподавателей, среди которых был и М. Ниренштейн. Тем не менее Ниренштейн был вызван на призывной пункт 19 июня 1916 г., где, в соответствии с его статусом, был определен для кабинетной работы [University of Bristol. Minutes of Council. July, 1915 — July, 1916, р. 119; University of Bristol. Minutes of Senate. July, 1915 — July, 1916, р. 185; University of Bristol. Minutes of Senate. July, 1916 — July, 1917, р. 4]. В октябре 1916 г. Ниренштейн запросил у руководства университета разрешение поступить в армию на кабинетную работу. Согласие вице-канцлера последовало в январе 1917 г., после чего Ниренштейн записался в Глостерширский полк для службы на призывном пункте. Но в полку Ниренштейн долго не задержался и в мае 1917 г. был откомандирован в Королевский корпус армейских медиков на позицию биохимика в отдел изучения малярии при 4-м Лондонском общем госпитале [University of Bristol. Minutes of Council. July, 1916 — July, 1917, р. 31, 78; University of Bristol. Minutes of Senate. July, 1916 — July, 1917, р. 4, 49, 157; University of Bristol. Annual Report of Council to Court. 1917, р. 43]. На новом месте службы Ниренштейн был привлечен к изучению лихорадки черной воды, одной из форм трехдневной малярии. Результаты его исследований были опубликованы в английских журналах «The Lancet» и «Journal of the Royal Army Medical Corps», а также в сборнике статей чинов корпуса [Observations on Malaria 1919]. В начале 1919 г. Ниренштейн был демобилизован из армии, вернулся в Бристоль и приступил к выполнению своих обязанностей в университете [University of Bristol. Minutes of Council. July, 1918 — July, 1919, р. 56; University of Bristol. Minutes of Senate. July, 1918 — July, 1919, р. 59, 187, 195-196].

Собственно деятельность М. Ниренштейна в качестве одного из пионеров россиеведения в Великобритании пришлась на небольшой промежуток времени —

конец 1916 — начало 1917 г., до того как он перешел на службу в Королевский корпус армейских медиков. В течение двух семестров 1916-1917 учебного года — осеннего (2 октября — 21 декабря) и весеннего (15 января — 28 марта) — Ниренштейном велись в университете вечерние занятия по русскому языку. Курс «Основы русской грамматики и письма» («Elementary Russian Grammar and Composition») начался 10 октября и шел по вторникам, начиная с 20.00, для всех желающих в течение 22 недель. Первоначально на курсы русского языка записалось 11 человек, из которых двум пришлось покинуть Бристоль практически сразу после начала занятий, а двое были призваны в армию во время обучения. Состав оставшихся 7 слушателей был следующим: 2 бизнесмена, 1 дипломированный бухгалтер, 1 школьный учитель, 1 студент медицинского факультета и 2 дамы. Средняя посещаемость занятий составила 60 %. Сам Ниренштейн в отчете сенату о занятиях по русскому языку (апрель? май? 1917 г.) указывал, что работа класса была удовлетворительна во всех смыслах, и, по его мнению, у студентов появилась хорошая база для будущего изучения языка. Планировавшийся параллельно курс русского языка повышенной сложности из-за отсутствия слушателей не был объявлен. На заседании совета университета 2 февраля 1917 г. было постановлено выплатить Ниренштейну гонорар в 10 гиней за ведение вечерних занятий по русскому языку, а заодно ассигновать до 5 фунтов на закупку необходимых для класса книг [University of Bristol. Minutes of Senate. July, 1916 — July, 1917, р. 169; University of Bristol. Minutes of Council. July, 1916 — July, 1917, р. 34; Без названия, 1916 а; Без названия, 1916 б; Owen 1916, р. 9; Memoranda... 1917, р. 81].

Нам не удалось установить, как университетское начальство, равно как и студенты, и жители Бристоля отнеслись к курсу русского языка. Косвенным подтверждением того, что занятия прошли с определенным успехом и были востребованы, и, соответственно, оценивались высшими лицами университета положительно, служит факт включения вечерних классов по русскому языку в программу на 19171918 учебный год. Курсы были заявлены с теми же основными параметрами (преподаватель, название курса, день недели и время занятий, периодичность, возможность открытия курса повышенной сложности), что и в 1916-1917 учебном году. Лишь дата начала занятий — 9 октября — была скорректирована по календарю 1917 г. [University of Bristol. Prospectus of Evening Classes. 1917-18, р. 6]. Однако помимо проспекта лекций на будущий, 1917-1918 учебный год никаких других свидетельств о чтении Ниренштейном курса русского языка не обнаружено. Да и вряд ли они могли состояться, учитывая его службу в Лондоне.

На этом россиеведение в Бристоле в начале ХХ в. приостановило свое развитие. После Ниренштейна курсы русского языка, равно как и любые учебные предметы, связанные с Россией / СССР, в Бристольском университете до 1963 г. не преподавались.

Подведем итоги. Выходец, по-видимому, из бесправной еврейской среды, вынужденный получать высшее образование за пределами России, биохимик М. Ниренштейн выстраивал свою научную карьеру вне Родины. В стране-реципиенте, Великобритании, Ниренштейн вошел в состав местной академической корпорации, натурализовался, ассимилировался. Способности Ниренштейна наряду с протекцией на первых порах со стороны британских ученых позволили ему выстроить достаточно удачную академическую карьеру, правда, он так никогда и не занял пост

профессора. Участие Ниренштейна в становлении россиеведения в Великобритании пришлось на эпоху «бума в изучении России» эпохи Первой мировой войны. Именно в таких условиях биохимик стал преподавателем русского языка. Вовлеченность Ниренштейна в россиеведение оказалась кратковременной, как и собственно «русский бум» в Великобритании в начале ХХ в.

Источники и литература

[Без названия] [Вырезка из «Times and Mirror» (1916. 4 October)] // Special Collections. Arts and Social Sciences Library. University of Bristol (UK). Press Cutting Series. «Newspaper Cuttings. Dec 1915 to April 1917». P. 106.

[Без названия] [Вырезка из «Times and Mirror» (1916. 10 October)] // Special Collections. Arts and Social Sciences Library. University of Bristol (UK). Press Cutting Series. «Newspaper Cuttings. Dec 1915 to April 1917». P. 115.

Беренблюм Ицхак URL: https://ru.wikipedia.org/wiki/Беренблум,_Ицхак (дата обращения: 01.09.2015).

Борисов В. Н. Научное зарубежье России: истоки и формирование // Вопросы истории естествознания и техники. 1993. № 3. С. 29-34.

Борисов В. Н. Истоки и формирование российского научного зарубежья // Культурное наследие русской эмиграции. 1917-1940. В 2 кн. М.: Наследие, 1994. Кн. 1. С. 284-291.

Колотовкина С. С. Англо-российские общественные связи в годы Первой мировой войны (1914 — февраль 1917 г.): дис. ... канд. ист. наук. М., 2001. 320 с.

Серрей А. Справочник по органическим реакциям: Именные реакции в органической химии / пер. с англ., под ред. и с доп. Н. С. Вульфсона. М.: Госхимиздат, 1962. 300 с.

Сорокина М. Ю. Российское научное зарубежье versus русская научная эмиграция: к определению объема и содержания понятия «Российское научное зарубежье» // Ежегодник Дома русского зарубежья имени Александра Солженицына, 2010 / отв. ред. Н. Ф. Гриценко. М.: Дом русского зарубежья имени Александра Солженицына, 2010. С. 75-94.

Трибунский П. А. Становление Школы россиеведения при Ливерпульском университете и российское научное зарубежье // Русское зарубежье и славянский мир: сб. трудов / сост. П. Буняк. Белград: Славистическое общество Сербии, 2013. С. 277-292.

British Section // Collegium (Frankfurt am Main). 1905. № 138. S. 3.

Cardiganshire Constabulary, Chief Constable&s Office — Home Office, 11 August 1909 // The National Archives (UK). HO 144/909/177648.

Carleton D. A University for Bristol: an Informal History in Text and Pictures. Bristol: University of Bristol Press, 1984. VII, 152 p.

Certificate of Naturalization to an Alien. Maximilian Nierenstein, 23 October 1909 // The National Archives (UK). HO 334/48/18461.

Chief Constable&s Office, Cheshire Constabulary — The Secretary of State, Home Office, 31 August 1909 // The National Archives (UK). HO 144/909/177648.

Clibbens D. A., Nierenstein M. The Action of Diazomethane on Some Aromatic Acyl Chlorides // Journal of the Chemical Society. Transactions. 1915. Vol. 107. P. 1491-1494.

Combs G. F., Jr. The Vitamins: Fundamental Aspects in Nutrition and Health. 3d ed. Burlington, MA; San Diego, CA; London: Elsevier Academic Press, 2008. XIX, 583 p.

County Chief Constable&s Office — The Secretary of State, Home Office, 16 September 1909 // The National Archives (UK). HO 144/909/177648.

Doctor&s Death. His Former Post at University [вырезка из «Bristol Evening Post» (1946. 25 January)] // Special Collections. Arts and Social Sciences Library. University of Bristol (UK). Press Cutting Series. DM636. «Newspaper Cuttings. From August 1945 to June 1946». P. 89.

Douglas R. A. Breinl, Anton (1880-1944), Medical Scientist and Practitioner // Australian Dictionary of Biography / еd. by B. Nairn and G. Serle. Melbourne: Melbourne University Press, 1979. Vol. 7. P. 394-395.

Douglas R. A. Dr Anton Breinl and the Australian Institute of Tropical Medicine // The Medical Journal of Australia. 1977. Vol. I. May 7. P. 713-716; May 14. P. 748-751; May 21. Р. 784-790.

Dr. M. Nierenstein [Вырезка из «Bristol Evening Post» (1946. 30 January)] // Special Collections. Arts and Social Sciences Library. University of Bristol (UK). Press Cutting Series. DM636. «Newspaper Cuttings. From August 1945 to June 1946». P. 92.

Funeral of Dr. M. Nierenstein. Many Colleagues Pay Last Tribute [вырезка из «Western Daily Press» (1946. 26 January)] // Special Collections. Arts and Social Sciences Library. University of Bristol (UK). Press Cutting Series. DM636. «Newspaper Cuttings. From August 1945 to June 1946». P. 88.

Genealogy, Family Trees Family History Records. URL: www.ancestry.com (дата обращения: 01.09.2015).

Griminger P. Casimir Funk: A Biographical Sketch (1884-1967) // The Journal of Nutrition. 1972. Vol. 102, № 9. P. 1107-1113.

Harrow B. Casimir Funk: Pioneer in Vitamins and Hormones. New York: Dodd; Mead, 1955. XI, 209 p.

Leeds City Police, Detective Department — The Under Secretary of State, Home Office, 22 July 1909 // The National Archives (UK). HO 144/909/177648.

Liverpool School of Tropical Medicine: Historical Record, 1898-1920. Liverpool: University Press of Liverpool, 1920. VIII, 103 p.

Maximilian Nierenstein. URL: https://en.wikipedia.org/wiki/Maximilian_Nierenstein cite_note-10 (дата обращения: 01.09.2015).

Memoranda (Adopted by the General Committee) // Modern Language Teaching. 1917. Vol. XIII, № 3-4 (May-June). P. 75-85

Memorial of [Maximilian Nierenstein], for a Certificate of Naturalization as a British Subject, 9 March 1909 // The National Archives (UK). HO 144/909/177648.

Mückle J. The Russian Language in Britain: A Historical Study of Learners and Teachers. Ilkeston: Bramcote Press, 2008. XII, 275 p.

[Newspaper Cuttings] // Special Collections. Arts and Social Sciences Library. University of Bristol (UK). Press Cutting Series. «Newspaper Cuttings. 10 th November, 1934 to 26 th March, 1935».

Nierenstein M. Synthese des 2-Oxyflavonols. [S. l.: s.n.], 1904. 34 S.

Nierenstein M. [Trypanosomiasis, 1907-1909]. 1 vol. // University of Bristol Library. Research Reserve. Store 334291.

Nierenstein M. Chemie der Gerbstoffe. Stuttgart: Enke, 1910. 58 S. (Sammlung chemischer und chemisch-technischer Vorträge; Bd 15, Sonderausgabe).

Nierenstein M. Incunabula of Tannin Chemistry: A Collection of Some Early Papers on the Chemistry of the Tannins Reproduced in Facsimile and Published with Annotations. London: Arnold, 1932. VIII, 167 p.

Nierenstein M., Skene M. The Natural Organic Tannins: History, Chemistry, Distribution. London: J. A. Churchill Ltd., 1934. VII, 319 p.

Nierenstein Maximilian. URL: http://www.treccani.it/enciclopedia/maximilian-nierenstein/ (дата обращения: 01.09.2015).

Nierenstein reaction. URL: https://en.wikipedia.org/wiki/Nierenstein_reaction (дата обращения: 01.09.2015).

Notes and Correspondence Relating to a Study of the Chemical Writings of Herman Boerhaave (16681738) by Maximilian Nierenstein, c. 1931-1938. 26 folders // Science Museum Library and Archives (UK). MS2000.

Obituaries // Isis. 1947. Vol. 38, № 1/2. P. 107-109.

Observations on Malaria: by Medical Officers of the Army and Others / ed. by Sir R. Ross. [London]: HM Stationery Office, 1919. 342 p., XX pl.

Owen I., Sir. University of Bristol // Bulletin of Current Notes on Russian Studies, c.: October, 1916 / The Russia Society. London: Russia Society, 1916. Р. 9.

Prof. Isaac Berenblum URL: http://www.zchor.org/bialystok/berenblum.htm (дата обращения: 01.09.2015).

Raduraksti. URL: http://www.lvva-raduraksti.lv/ru/menu/lv/7/ig/7/ie/3402.html (дата обращения: 01.09.2015).

University Community: Essays to Mark the Centenary of the Founding of University College, Bristol / eds J. G. Macqueen, S. W. Taylor. Bristol: University of Bristol, 1976. XVII, 252 p.

University of Bristol. Annual Report of Council to Court. 1917 // Special Collections. Arts and Social Sciences Library. University of Bristol (UK).

University of Bristol. Faculty of Arts. Minutes. Vol. I // Special Collections. Arts and Social Sciences Library. University of Bristol (Uk). DM2287/3/4/1

University of Bristol. Minutes of Council. July, 1909 — July, 1910 // Special Collections. Arts and Social Sciences Library. University of Bristol (UK).

University of Bristol. Minutes of Council. July, 1914 — July, 1915 // Special Collections. Arts and Social Sciences Library. University of Bristol (UK).

University of Bristol. Minutes of Council. July, 1915 — July, 1916 // Special Collections. Arts and Social Sciences Library. University of Bristol (UK).

University of Bristol. Minutes of Council. July, 1916 — July, 1917 // Special Collections. Arts and Social Sciences Library. University of Bristol (UK).

University of Bristol. Minutes of Council. July, 1917 — July, 1918 // Special Collections. Arts and Social Sciences Library. University of Bristol (UK).

University of Bristol. Minutes of Council. July, 1918 — July, 1919 // Special Collections. Arts and Social Sciences Library. University of Bristol (UK).

University of Bristol. Minutes of Senate. July, 1909 — July, 1910 // Special Collections. Arts and Social Sciences Library. University of Bristol (UK).

University of Bristol. Minutes of Senate. July, 1914 — July, 1915 // Special Collections. Arts and Social Sciences Library. University of Bristol (UK).

University of Bristol. Minutes of Senate. July, 1915 — July, 1916 // Special Collections. Arts and Social Sciences Library. University of Bristol (UK).

University of Bristol. Minutes of Senate. July, 1916 — July, 1917 // Special Collections. Arts and Social Sciences Library. University of Bristol (UK).

University of Bristol. Minutes of Senate. July, 1917 — July, 1918 // Special Collections. Arts and Social Sciences Library. University of Bristol (UK).

University of Bristol. Minutes of Senate. July, 1918 — July, 1919 // Special Collections. Arts and Social Sciences Library. University of Bristol (UK).

University of Bristol. Prospectus of Evening Classes. 1917-18 // Special Collections. Arts and Social Sciences Library. University of Bristol (UK).

Whittingham S. M. The University of Bristol: A History. Bristol: University of Bristol, 2009. 82 p.

References

[Bez nazvaniia] [Vyrezka iz «Times and Mirror» (1916. 4 October)] [No title] [cutting from «Times and Mirror» (1916. 4 October)]. Special Collections. Arts and Social Sciences Library. University of Bristol (UK). Press Cutting Series. «Newspaper Cuttings. Dec 1915 to April 1917», p. 106.

[Bez nazvaniia] [Vyrezka iz «Times and Mirror» (1916. 10 October)] [No title] [cutting from «Times and Mirror» (1916. 10 October)]. Special Collections. Arts and Social Sciences Library. University of Bristol (UK). Press Cutting Series. «Newspaper Cuttings. Dec 1915 to April 1917», p. 115.

Berenblium Itskhak [Berenblum Itzkhak]. Available at: https://ru.wikipedia.org/wiki/Berenblum,_ Itskhak (accessed 01.09.2015). (in Russian)

Borisov V. N. Nauchnoe zarubezhe Rossii: istoki i formirovanie [Russian Scholars Abroad: Origin and Formation]. Voprosy istorii estestvoznaniia i tekhniki [Questions of History of Natural History and Technics], 1993, no. 3, pp. 29-34. (in Russian)

Borisov V. N. Istoki i formirovanie rossiiskogo nauchnogo zarubezh&ia [Origin and Formation of Russian Scholars Abroad]. Kul&turnoe nasledie russkoi emigratsii. 1917-1940 [Cultural Heritage of Russian Emigration. 1917-1940]: in 2 vol. Moscow, Nasledie Publ., 1994, vol. 1, pp. 284-291. (in Russian)

Kolotovkina S. S. Anglo-rossiiskie obshchestvennye sviazi v gody Pervoi mirovoi voiny (1914 — fevral& 1917 g.). Diss. kand. ist. nauk [Anglo-Russian Social Contacts in World War One (1914 — February 1917). Dis. PhD]. Moscow, 2001. 320 p. (in Russian)

Serrei A. Spravochnik po organicheskim reaktsiiam: Imennye reaktsii v organicheskoi khimii [Name Reactions in Organic Chemistry]. Transl. from Engl., ed. by N. S. Vul&fson. Moscow, Goskhimizdat, 1962. 300 p. (in Russian)

Sorokina M. Iu. Rossiiskoe nauchnoe zarubezhe versus russkaia nauchnaia emigratsiia: k opredeleniiu ob»ema i soderzhaniia poniatiia «Rossiiskoe nauchnoe zarubezhe» [Russian Scholars Abroad versus Russian Scholar Emigration: on the Content and Subject of a Term «Russian Scholars Abroad»]. Ezhegodnik Doma russkogo zarubezh&ia imeni Aleksandra Solzhenitsyna, 2010 [Annual Book of House of Russian Diaspora Abroad named after Alexandr Solzhenitsyn]. Ed. by N. F. Gritsenko. Moscow, Dom russkogo zarubezh&ia imeni Aleksandra Solzhenitsyna, 2010, pp. 75-94. (in Russian)

Tribunskii P. A. Stanovlenie Shkoly rossievedeniia pri Liverpul&skom universitete i rossiiskoe nauchnoe zarubezhe [An Establishment of School of Russian Studies at the University of Liverpool and Russian Scholars Abroad]. Russkoe zarubezhe i slavianskii mir: sb. trudov [Russian Abroad and Slavic World: A collection of essays]. Comp. P. Buniak. Belgrad, Slavisticheskoe obshchestvo Serbii, 2013, pp. 277-292. (in Russian)

British Section. Collegium (Frankfurt am Main), 1905, no. 138, p. 3.

102 BecmHUK Cn6ry. Cep. 2. Mcmopux. 2016. Bun. 1

Cardiganshire Constabulary, Chief Constable&s Office — Home Office, 11 August 1909. The National Archives (UK). HO 144/909/177648.

Carleton D. A University for Bristol: an Informal History in Text and Pictures. Bristol, University of Bristol Press, 1984. VII, 152 p.

Certificate of Naturalization to an Alien. Maximilian Nierenstein, 23 October 1909. The National Archives (UK). HO 334/48/18461.

Chief Constable&s Office, Cheshire Constabulary — The Secretary of State, Home Office, 31 August 1909. The National Archives (UK). HO 144/909/177648.

Clibbens D. A., Nierenstein M. The Action of Diazomethane on Some Aromatic Acyl Chlorides. Journal of the Chemical Society. Transactions, 1915, vol. 107, pp. 1491-1494.

Combs G. F., Jr. The Vitamins: Fundamental Aspects in Nutrition and Health. 3d ed. Burlington, MA; San Diego, CA; London, Elsevier Academic Press, 2008. XIX, 583 p.

County Chief Constable&s Office — The Secretary of State, Home Office, 16 September 1909. The National Archives (UK). HO 144/909/177648.

Doctor&s Death. His Former Post at University [vyrezka iz «Bristol Evening Post» (1946. 25 January)]. Special Collections. Arts and Social Sciences Library. University of Bristol (UK). Press Cutting Series. DM636. «Newspaper Cuttings. From August 1945 to June 1946», p. 89.

Douglas R. A. Breinl, Anton (1880-1944), Medical Scientist and Practitioner. Australian Dictionary of Biography. Eds B. Nairn, G. Serle. Melbourne, Melbourne University Press, 1979, vol. 7, pp. 394-395.

Douglas R. A. Dr Anton Breinl and the Australian Institute of Tropical Medicine. The Medical Journal of Australia, 1977, vol. I, may 7, pp. 713-716; may 14, pp. 748-751; may 21, pp. 784-790.

Dr. M. Nierenstein [Vyrezka iz «Bristol Evening Post» (1946. 30 January)]. Special Collections. Arts and Social Sciences Library. University of Bristol (UK). Press Cutting Series. DM636. «Newspaper Cuttings. From August 1945 to June 1946», p. 92.

Funeral of Dr. M. Nierenstein. Many Colleagues Pay Last Tribute [vyrezka iz «Western Daily Press» (1946. 26 January)]. Special Collections. Arts and Social Sciences Library. University of Bristol (UK). Press Cutting Series. DM636. «Newspaper Cuttings. From August 1945 to June 1946», p. 88.

Genealogy, Family Trees Family History Records. Available at: www.ancestry.com (accessed 01.09.2015).

Griminger P. Casimir Funk: A Biographical Sketch (1884-1967). The Journal of Nutrition, 1972, vol. 102, no. 9, pp. 1107-1113.

Harrow B. Casimir Funk: Pioneer in Vitamins and Hormones. New York, Dodd; Mead, 1955. XI, 209 p.

Leeds City Police, Detective Department — The Under Secretary of State, Home Office, 22 July 1909. The National Archives (UK). HO 144/909/177648.

Liverpool School of Tropical Medicine: Historical Record, 1898-1920. Liverpool, University Press of Liverpool, 1920. VIII, 103 p.

Maximilian Nierenstein. Available at: https://en.wikipedia.org/wiki/Maximilian_Nierenstein cite_ note-10 (accessed 01.09.2015).

Memoranda (Adopted by the General Committee). Modern Language Teaching, 1917, vol. XIII, no. 3-4 (May-June), pp. 75-85

Memorial of [Maximilian Nierenstein], for a Certificate of Naturalization as a British Subject, 9 March 1909. The National Archives (UK). HO 144/909/177648.

Muckle J. The Russian Language in Britain: A Historical Study of Learners and Teachers. Ilkeston, Bram-cote Press, 2008. XII, 275 p.

[Newspaper Cuttings]. Special Collections. Arts and Social Sciences Library. University of Bristol (UK). Press Cutting Series. «Newspaper Cuttings. 10 th November, 1934 to 26 th March, 1935».

Nierenstein M. Synthese des 2-Oxyflavonols. [S. l.: s.n.], 1904. 34 p.

Nierenstein M. [Trypanosomiasis, 1907-1909]. 1 vol. University of Bristol Library. Research Reserve. Store 334291.

Nierenstein M. Chemie der Gerbstoffe. Stuttgart, Enke, 1910. 58 p. (Sammlung chemischer und chemisch-technischer Vorträge; Bd 15, Sonderausgabe).

Nierenstein M. Incunabula of Tannin Chemistry: A Collection of Some Early Papers on the Chemistry of the Tannins Reproduced in Facsimile and Published with Annotations. London, Arnold, 1932. VIII, 167 p.

Nierenstein M., Skene M. The Natural Organic Tannins: History, Chemistry, Distribution. London, J. A. Churchill Ltd., 1934. VII, 319 p.

Nierenstein Maximilian. Available at: http://www.treccani.it/enciclopedia/maximilian-nieren-stein/ (accessed 01.09.2015).

Nierenstein reaction. Available at: https://en.wikipedia.org/wiki/Nierenstein_reaction (accessed 01.09.2015).

Notes and Correspondence Relating to a Study of the Chemical Writings of Herman Boerhaave (16681738) by Maximilian Nierenstein, c. 1931-1938. 26 folders. Science Museum Library and Archives (UK). MS2000.

Obitua

М. НИРЕНШТЕЙН БИОХИМИЯ РОССИЙСКОЕ НАУЧНОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ РОССИЕВЕДЕНИЕ ВЕЛИКОБРИТАНИЯ БРИСТОЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ m. nierenstein biochemistry russian scholars abroad russian studies
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов