Спросить
Войти

Испанцы на службе России: тайный советник Михаил Михайлович Эспехо

Автор: указан в статье

Киншин В.В.1, Киншин С.В.2 ©

1Кандидат военных наук, военный исследователь, ООО «ЭТМ»;
2студент, Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

(Санкт-Петербург)

ИСПАНЦЫ НА СЛУЖБЕ РОССИИ: ТАЙНЫЙ СОВЕТНИК МИХАИЛ

МИХАЙЛОВИЧ ЭСПЕХО

Аннотация

Статья представляет результаты биографического исследования жизни потомка испанского дворянского рода Эспехо в России, сына Мигеля Эспехо - ученика и соратника Августина Бетанкура, кавалергарда, помещика, чиновника особых поручений министра внутренних дел - Михаила Михайловича Эспехо. В статье впервые на основе архивных документов подробно рассказывается о его судьбе. Основное внимание уделено исследованию его службы, родственных связей и окружения. Жизнь М.М. Эспехо была связана со многими представителями аристократии, учеными, государственными деятелями и интересна для изучения истории России.

7 марта 1935 года в маленькой комнате обычной ленинградской коммунальной квартиры № 32 дома № 71 по улице Дзержинского проходил обыск и арест инструктора по шахматно-шашечной работе Союза кооперации, бывшего лицеиста - Александра Михайловича Эспехо. В качестве вещественных доказательств его социальной опасности были изъяты книги «История кавалергардов», рисунки с изображениями гербов и нотариально заверенные документы его родителей на владение землей [3]. Неужели эти вещи были для него так дороги, что хранились и в смутное время 1917 года, и в страшные годы Гражданской войны, и последовавшего за ними периода борьбы с врагами народа? Да, это было то последнее, что бережно сохранялось как память о горячо любимых родителях, о принадлежности к старинному испанскому дворянскому роду, о своем родовом гнезде. Любовь к своей семье и гордость за своих предков были воспитаны у А. М. Эспехо его отцом

- Михаилом Михайловичем, о жизни которого рассказывается в данной статье. Однако многое в истории об этом человеке будет непонятно, если не упомянуть об основателе российской ветви дворян Эспехо - Мигеле Эспехо.

Мигель Эспехо был испанским дворянином, уроженцем Гранады, военным инженером. Его полное испанское имя - Miguel de Espejo y Velasco y Dueñas. Мигель был младшим из братьев Эспехо, приглашенных на русскую службу А. А. Бетанкуром. В России его стали называть Михаилом Михайловичем Эспехо. В июне 1821 года М. М. Эспехо был зачислен поручиком в Корпус инженеров путей сообщения. Первое время он состоял резервным инженером при Бетанкуре, а затем успешно работал на Таицком водоводе под Царским Селом. В 1829 году он был переведен на Кавказ, где принял участие в Турецкой компании и, впоследствии, в войне с горцами. Как военный инженер, он проявил себя при строительстве дорог для передвижения войск и военных укреплений, отличился во многих боях с неприятелем [2, д. 3679. л. 3]. Благодаря личной храбрости и отлично усердной службе М. М. Эспехо обрел расположение к себе со стороны командиров Отдельного Кавказского корпуса: сначала генерал-фельдмаршала графа И. Ф. Паскевича, а впоследствии

- генерал-адъютанта барона Г. В. Розена [6, д. 1925. л. 3 об.]. За службу на Кавказе он был

© Киншин В.В., Киншин С.В., 2013 г.

награжден чинами и орденами, а 12 марта 1842 году полковник Корпуса инженеров путей сообщения М. М. Эспехо «... за отличное исполнение возложенных на него поручений... Всемилостивейше пожалован в генерал-майоры» [6, д. 2850. л. 1]. Он назначен Директором военных сообщений Кавказского края, а позже - начальником Кавказского военного округа путей сообщения. Усилиями М. М. Эспехо был создан Кавказский учебный округ, открыта в Тифлисе школа кантонистов для подготовки техников-строителей из детей солдат. 17 июня 1848 года генерал-майор М. М. Эспехо был назначен членом Совета в Главном управлении путей сообщения и занимал эту должность до 13 ноября 1852 года [4, с. 202]. Он удачно женился на Анастасии Петровне Есиповой, внучке генерал-майора Я. Д. Мерлина. В наследство от дедушки ей достались большие земельные владения: 6 000 десятин земли в Чембарском уезде Пензенской губернии и 1 000 десятин земли в Сергачском уезде Нижегородской губернии. Имение в Чембарском уезде включало несколько сел и деревень. Усадьба располагалась в селе Глебовка. Здесь стараниями Анастасии Петровны был приведен в порядок большой 2-х этажный кирпичный дом, а в 1849 году построен храм и часовня. Эспехо дал клятву на верность российскому императору за себя и всю свою семью и навсегда остался в России, став потомственным дворянином Пензенской губернии.

11 февраля 1847 года в семье генерал-майора Эспехо родился сын, которого, по существовавшей в то время традиции, назвали в честь отца Михаилом. Необходимо отметить, что из-за одинаковых имен в ряде поверхностных публикаций современных авторов сына часто путают с отцом. Год спустя, в 1848 году, у генерала Эспехо родилась дочь - Мария. В январе 1852 года генерал обратился с ходатайством в пензенское Дворянское депутатское собрание о внесении своих детей во вторую часть дворянской родословной книги. Ходатайство было удовлетворено, и Правительствующий Сенат издал соответствующий указ от 30 июня 1852 года за № 6101 [2, д. 3679. л. 46 об.]. Как большинство детей состоятельных дворян, Михаил и Мария воспитывались в доме родителей и получили хорошее домашнее образование.

Летом 1859 года в семье Эспехо случилось несчастье - 12-летний Михаил заболел нервной горячкой. К этому времени Анастасия Петровна уже овдовела, и ей пришлось самой срочно хлопотать о поездке за границу для лечения сына. Для этого требовалось получить личное дозволение императора Александра II. Как вдова инженер генерал-майора, 1 июля 1859 года она обратилась к санкт-петербургскому военному генерал-губернатору генерал-адъютанту П. Н. Игнатьеву с просьбой о выдаче ей с сыном на год заграничного паспорта. В тот же день Игнатьев направил ходатайства к министру внутренних дел князю С. С. Ланскому и Главному начальнику III отделения Собственной Его Императорского Величества канцелярии генерал-адъютанту князю В. А. Долгорукову. 4 июля 1859 года просьба Анастасии Петровны была доложена императору и получено его «. Всемилостивейшее дозволение.» [8, д. 392. л. 17]. Не мешкая, Анастасия Петровна и Михаил уехали на лечение во Францию. Они остановились в Париже. Не смотря на усилия врачей, болезнь отступала медленно. В течение года Михаил пережил еще два приступа. Для поправления здоровья французские врачи настоятельно рекомендовали ему пожить длительное время в теплом климате. Поэтому ежегодно, в течение 3 лет, Анастасия Петровна добивалась разрешений императора на продление сроков пребывания за границей. Лишь летом 1863 года Михаилу удалось окончательно выздороветь и мать с сыном возвратились в Россию.

Незаметно наступило то время, когда матери пришлось принимать решение о дальнейшей судьбе и карьере сына. Михаил стремился на юридический факультет Московского университета. Еще в Париже, Эспехо познакомились и подружились с историком литературы, критиком и литературоведом С. П. Шевыревым. Принимая самое деятельное участие в судьбе молодого Михаила, и желая оказать посильную помощь Анастасии Петровне, Шевырев 24 июня 1863 года написал и через Михаила передал письмо своему другу - профессору Императорского Московского университета И. Д. Беляеву, с просьбой помочь им добрыми советами [10, с. 639]. Однако учитывая положение в обществе,

семейные связи, финансовые возможности и дальнейшие перспективы местом службы Михаила был выбран Кавалергардский полк. Служба в полку создавала предпосылки для успешной карьеры и по военной, и по гражданской линии. 17 января 1866 года, в 19-летнем возрасте, Михаил Эспехо поступил на службу унтер-офицером в Кавалергардский полк. Через несколько месяцев, 2 сентября 1866 года, его направили в специальную юнкерскую команду Кавалергардского полка. Вместе с ним юнкерами полка были выпускники Императорского Александровского лицея - И. Н. Миллер и Н. Н. Шипов. Кроме них, в команду входили: князь В. Н. Гагарин, В. А. Шереметев, Н. Н. Свиньин, Б. А. Колемин, И. С. Мальцев, А. А. Войцехович. Учеба юнкеров осуществлялась под наблюдением А. Я. Трегубова и под главным начальством командира 5-го резервного эскадрона - полковника К. А. Гревса. Постижение военных наук давалось Михаилу Эспехо нелегко. Воспитанный дома, под постоянной опекой матери он не принадлежал к числу тех юнкеров, для кого служба в армии, и тем более в гвардии, была семейной традицией, к чему стремились и готовились с юных лет. Потомственный кавалергард, граф С. Д. Шереметев в 1866 году служил в должности полкового адъютанта Кавалергардского полка и вспоминал об учебе юнкеров, в том числе Михаила Эспехо, следующее: «... Время было очень оживленное, помнится немало забавных эпизодов о том, как Гревс расправлялся со своей командою. Его боялись сильно, но всего более доставалось от него юнкеру Эспехо, родом испанцу. Он был слабее других и вызывал особую раздражительность Гревса. "Марш!" - командовал он в манеже, когда гонял юнкерскую смену. "Марш!" - и все двигались... кроме Эспехо, тогда Гревс в сильном раздражении обращался с речью. "На всех языках команда "марш" обозначает движение вперед, слышите ли: на всех, даже по-испански!" - прибавлял он особенно раздражительно» [11, с 24-25]. Тем не менее, по истечении полугода, 4 апреля 1867 года, Михаил Эспехо был переименован в портупей-юнкеры, а 7 февраля 1868 года - произведен в чин корнета и назначен служить в свой полк. В Кавалергардском полку Эспехо прослужил субалтерн-офицером почти 3,5 года. Хотя служба в кавалергардах была дорогим удовольствием, она позволяла вести светский образ жизни, обрести интересные знакомства и стать известным при императорском дворе. Молодой офицер получал небольшое годовое жалование - всего лишь 312 рубля, но хорошие доходы от имения матери обеспечивали достойную жизнь в столице [5, д. 7167. л. 63].

В мае 1869 года чрезвычайные семейные обстоятельства потребовали от Михаила личного присутствия в имении - Анастасия Петровна заболела потерей рассудка. Корнет Эспехо срочно получил разрешение начальства и ушел в отпуск из полка на 10 месяцев. Он приехал в Глебовку, где со своей сестрой и сестрой матери - Марфой Петровной Бреверн, ухаживал за больной и взял на себя все хозяйственные заботы. Первое время болезнь отступила, после приезда сына Анастасия Петровна успокоилась, раздражение и страхи прошли, она стала здраво рассуждать о делах. Михаил Михайлович уговорил уездное и губернское начальство не предпринимать каких-либо официальных действий до осени этого года, надеясь на скорое выздоровление матери. Однако облегчение было временным. В ноябре 1869 года специальная комиссия, состоящая из врачей, чинов полиции и представителей дворянства под председательством Пензенского губернского предводителя дворянства генерал-лейтенанта А. Н. Арапова окончательно признала Анастасию Петровну душевно больной. Все необходимые документы были направлены в Правительствующий Сенат, который своим указом признал решение комиссии правильным. Над имением была установлена дворянская опека до передачи его законным наследникам. В случае надлежащего надзора за больной со стороны родных, ей было разрешено проживать в имении [1, д. 1727. л. 41 об.]. Поэтому у Михаила Михайловича не было иного выхода как уйти с военной службы, поселиться в имении, заняться хозяйством и заботами о матери. 12 мая 1871 года он через Московское комендантское управление подал по команде прошение на имя императора Александра III с просьбой об отставке от службы по домашним обстоятельствам и награждении чином поручика. К прошению им было добавлено обязательство с отказом от казенного содержания после увольнения. За прошение корнета

Эспехо ходатайствовали: командир Кавалергардского полка Свиты Его Величества генерал-майор граф А. И. Мусин-Пушкин и начальник первой гвардейской кавалерийской дивизии генерал-адъютант князь В. Д. Голицын. С разрешения начальства М. М. Эспехо не возвращается из отпуска в полк до получения указа императора об отставке. 10 июня 1871 года император наградил М. М. Эспехо чином поручика гвардии и принял его отставку с военной службы [5, д. 7167. л. 65].

Михаил Михайлович стал хозяином имения и поселился в Глебовке. Управлять столь большим и сложным хозяйством он намеревался сам, но его интересовали не только вопросы домашнего хозяйства. М. М. Эспехо принял решение поступить на государственную гражданскую службу в Чембарском уезде по линии министерства юстиции. 31 декабря 1871 года М. М. Эспехо утвердили в должности мирового посредника 1-го участка Чембарского уезда. Прошло 1,5 года и уездное Земское собрание избрало его Почетным мировым судьей Чембарского округа. Дворянство Чембарского уезда оказало М. М. Эспехо доверие, и в декабре 1875 года он стал депутатом пензенского Дворянского депутатского собрания. Всего, в период с 1873 по 1888 годы он пять раз подряд избирался на 3-х летние сроки в Чембарском уезде в качестве Почетного мирового судьи округа, 4 раза - депутатом дворянства уезда, 3 раза - гласным Чембарского уездного Земского собрания. Неоднократно направлялся он и в качестве члена отделения Пензенского окружного суда в Чембар. Необходимо отметить, что при исполнении всех должностей М. М. Эспехо отказывался от получения казенного жалования в пользу более нуждающихся чиновников [9, д. 2571. л. 82].

В 1880 году, в возрасте 33 лет, Михаил Михайлович венчался с Надеждой Николаевной Дубенской, дочерью действительного статского советника Н. Н. Дубенского. Дубенские были богатыми пензенскими помещиками и жили в имении Загоскино Пензенской губернии. Знаком с Дубенскими он был и в период своей службы в столице, многие из них служили в гвардии, в том числе в кавалергардах. Через 4 года, 11 марта 1884 года, в Санкт-Петербурге в семье Эспехо родился сын, которого назвали Александром и крестили в церкви Кавалергардского полка [2, д. 3681. л. 2].

За выслугу установленных сроков по дворянским выборам императором 22 сентября 1885 года был «.. .Всемилостивейше пожалован.» Эспехо орден Святого равноапостольного Князя Владимира 4-ой степени. К весне 1888 года тихо скончалась Анастасия Петровна, дела в имении шли хорошо и М. М. Эспехо принял решение для продолжения службы вернуться в столицу. С этой целью он подал прошение в Сенат об увольнении со всех уездных должностей и 16 марта 1888 года указом Правительствующего Сената ему был присвоен чин губернского секретаря, соответственно чину корнета гвардии, а 21 сентября 1888 года за многолетнюю беспорочную службу по министерству юстиции -надворного советника со старшинством. В мае 1891 года он обратился к министру внутренних дел И. Н. Дурново с прошением о принятии его на службу. Министр рассмотрел прошение в самые короткие сроки и дал распоряжение об оформлении необходимых со стороны министерства внутренних дел (МВД) документов. Поэтому 9 декабря 1891 года Михаил Михайлович был причислен к министерству и стал выполнять обязанности чиновника особых поручений VI класса при министре внутренних дел. Указом Правительствующего Сената от 15 октября 1892 года М. М. Эспехо за выслугу лет произведен в чин коллежского советника со старшинством.

В начале 1893 года при Департаменте железных дорог Министерства путей сообщения было образовано Совещание по вопросам о перевозке минерального топлива по железным дорогам, и И.Н. Дурново подписал личное распоряжение о направлении туда М. М. Эспехо представителем от МВД. Однако в июне 1893 года здоровье Михаила Михайловича резко ухудшилось - ему причиняли страдания боли в ногах от ревматизма. Он вынужден просить министра отпустить его в отпуск для лечения за границей. Перед отъездом им было направлено министру еще одно прошение, в котором он отказывался от назначенного ему годового денежного содержания в 1500 рублей «...в связи с невозможностью приносить пользу делу службы... » во время лечения и передаче денег

нуждающемуся чиновнику. Вернувшись из заграницы, М. М. Эспехо продолжил работу в Совещании. За выслугу лет указом Правительствующего Сената от 14 июня 1894 года был произведен в чин статского советника со старшинством.

В мае 1896 года М. М. Эспехо был направлен по делам службы в командировку в Москву «... на время коронования Их Императорских Величеств». Он сумел отличиться на этом поприще и 14 мая 1896 года Николаем II ему «.. .Всемилостивейше был пожалован.» орден Святого равноапостольного князя Владимира 3 степени. За добросовестное исполнение служебных обязанностей и усердную службу, по ходатайству министра внутренних дел И. Л. Горемыкина, высочайшим приказом Николая II от 11 апреля 1898 года М. М. Эспехо был назначен чиновником особых поручений V класса в чине действительного статского советника [7, д. 84. л. 51].

С 1900 года состояние здоровья Михаила Михайловича ухудшилось. К ревматизму ног добавились заболевания легких. Порой он с трудом мог ходить и подниматься по лестницам. Практически каждый год ему приходилось проводить 2-3 месяца в отпусках для поправления здоровья. Лечение на заграничных курортах не давало существенного положительного эффекта, и он стремился больше времени проводить в своем имении и на водах Кавказа. Тем более, что хозяйственные заботы в имении требовали постоянного внимания. Под его руководством в Глебовке содержался большой парк, была построена плотина и система прудов, основан и прекрасно работал конезавод, в деревне Михайловке в 1898 году открылась школа, а в 1901 году - сооружен храм Покрова Пресвятой Богородицы. Коневодство было особой страстью Эспехо. На его заводе выращивались около 50 лошадей рысистых пород. Любовь к лошадям он передал и сыну. Для многих жителей округи коневодство и уход за лошадьми стали делом всей жизни. Е. А. Борисова вспоминает, что ее прадед - Федор Ильич Борисов, после окончания ветеринарной школы в Варшаве, работал ветеринарным фельдшером на конезаводе у Эспехо. По стопам отца пошел и его старший сын - Петр.

25 сентября 1904 года временно командующий Кавалергардским Ея Величества Государыни Императрицы Марии Федоровны полком полковник М. А. Серебряков через Департамент общих дел МВД обратился к М. М. Эспехо с просьбой прислать в полк копию формулярного списка о службе для включения сведений о нем в «Историю полка» и «Сборник биографий кавалергардов». Осенью 1904 года в полк были направлены все необходимые сведения, которые нашли свое место в сборнике.

В середине 1906 года МВД возглавил П. А. Столыпин. Активная позиция нового министра по кадровому реформированию МВД и невозможность выполнять свои должностные обязанности в полном объеме по состоянию здоровья привели М. М. Эспехо к мысли о необходимости увольнения со службы. Через директора Департамента общих дел МВД А. Д. Арбузова 12 июля 1907 года министр обратился к Эспехо с предложением подать прошение об увольнении от должности. Он указывал, что «. особые условия переживаемого времени требуют от МВД весьма напряженной деятельности и необходимо усилить личный состав министерства работоспособными людьми». Кроме того, Столыпин особо отмечал, что служба для Эспехо не связана ни с какими «. материальными или служебными преимуществами.», поэтому, не смотря на увольнение, он останется причисленным к МВД. Михаил Михайлович понимал обоснованность этого предложения и 18 июля 1907 года подал на имя министра прошение об отставке по семейным обстоятельствам, но с просьбой о производстве в следующий чин тайного советника. Эта просьба была нарушением правил, так как чин тайного советника соответствовал должности более высокого класса, чем та, которую он занимал. Учитывая его многолетнюю добросовестную службу, Столыпин в июле 1907 года обратился к императору с личным ходатайством об удовлетворении этой просьбы и Николай II «.Всемилостивейше соизволил наградить.» 15 августа 1907 года М. М. Эспехо чином тайного советника и правом «. носить в отставке мундир, означенной должности присвоенный» [7, д. 84. л. 70].

После увольнения Михаил Михайлович уехал жить в Глебовку и наведывался в столицу лишь по делам, в основном, связанным со службой сына. Он продолжал активно заниматься хозяйством, продажей зерна, коневодством, завел псарню и часто охотился с борзыми. К маю 1912 года - создал и содержал на свои средства в Глебовке пожарную дружину. Хороший климат и здоровый деревенский образ жизни оказывали благоприятное влияние на его состояние здоровья, но надвигались революционные события.

Находиться в имении стало небезопасно. В первых числах февраля 1917 года Эспехо продали за 500 рублей свой дом начальнику железнодорожного разъезда «Глебово» и возвратились к сыну в Петроград. Несмотря на просьбы бывших хозяев использовать дом с пользой для крестьянских детей, все хозяйство в имении было разграблено, постройки в усадьбе разрушены. При Временном правительстве Михаил Михайлович еще получал пенсию, но после октября 1917 года эти выплаты прекратились. Надежда Николаевна, чтобы прокормиться стала преподавать. Жизнь того времени можно представить из рассказа З. И. Алешкиной, жительницы поселка Башмаково. Сестра ее дедушки - Анна Колдаева служила экономкой в доме Эспехо. Она была статной и привлекательной женщиной, отличалась аккуратностью, молчаливостью и преданностью господской семье. В разгар смуты 1917 года она сложила в чемоданы вещи бывших хозяев, то, что удалось каким-то чудом сохранить, и, несмотря на то, что помогать господам было опасно, повезла их в Петроград. Однако в Моршанске чемоданы у нее отобрали, саму ее избили, и она вернулась в Глебовку. В своем доме она до самой смерти хранила большой портрет из господского дома.

О последних годах жизни Михаила Михайловича и Надежды Николаевны Эспехо практически ничего не известно. Только в одном документе удалось найти упоминание об их смерти - протоколе допроса в Управлении НКВД по Ленинградской области их сына, где скупо отвечая на вопросы следователя о своих родителях, он упомянул о смерти в Петрограде отца в 1918 году и матери в 1920-м.

Тонкие, невидимые, но неразрывные нити человеческих судеб, родственных отношений, замыслов и поступков связали жизнь М. М. Эспехо с историей России через родственников: матери - с А. С. Пушкиным и Г. К. Дантесом, жены - с Лермонтовыми, кузины - с князьями Накашидзе. Их, конечно, много, таких нитей и пройти по каждой из них до конца, значит получить новые знания о жизни этих людей, об истории нашего Отечества.

Литература

1. Государственный архив Пензенской области (ГАПО). Ф. 196. Оп. 1.
2. ГАПО. Ф. 196. Оп. 2.
3. Информационный центр Главного управления внутренних дел МВД России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области. Архивная справка № 35/16-25-К-92 от 02.11.2010. Л. 1.
4. Краткий исторический очерк развития и деятельности Ведомства Путей Сообщения за 100 лет его существования (1798-1898 г.г.). СПб. - тип. Министерства путей сообщения, 1898. - 292 с.
5. Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 400. Оп. 9.
6. Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 200. Оп. 1.
7. РГИА. Ф. 1284. Оп. 51.
8. РГИА. Ф. 1286. Оп. 20.
9. РГИА. Ф. 1349. Оп. 3.
10. Чтения в Императорском Обществе истории и древностей российских при Московском университете. Кн. 3. М. - тип. Штаба московского военного округа, 1907. - 682 с.
11. Шереметев С.Д. Полковыя воспоминания. Спб. - Тип. М.М. Стасюлевича, 1898. - 44 с.
МИХАИЛ МИХАЙЛОВИЧ ЭСПЕХО МИГЕЛЬ ЭСПЕХО АВГУСТИН БЕТАНКУР КАВАЛЕРГАРДСКИЙ ПОЛК МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ ПЕНЗЕНСКАЯ ГУБЕРНИЯ КОНЕВОДСТВО penza’s province mikhail mikhailovich espekho miguel espekho
Другие работы в данной теме:
Стать экспертом Правила
Контакты
Обратная связь
support@yaznanie.ru
ЯЗнание
Общая информация
Для новых пользователей
Для новых экспертов